На главную
 
10 глава
 
Дело сделано, машина запущена, присутствие высокого начальства капитану Волкову только на психику давить будет, тут уйти лучше. Ладно, до возвращения Челюсти еще больше часа осталось, чем же заняться? А, хорошо, что вспомнил.
- Алло, начальник склада у телефона? Слушай, не в службу а в дружбу, я тут перед бабами выпендривался, поддатый был, ну и все ленту из пулемета расстрелял, а как новая вставляется - забыл. Может подскочишь как-нибудь, покажешь? Нет, в этот раз я сам вставлю, а то снова забуду: А чего ты мне звонить хотел? Автомат АПС для подводной стрельбы, отличается высокой пробивной способностью боеприпасов, которая достигается за счет оригинальной конструктивной схемы пуль и выбора оптимального баллистического решения? Так что, из него прямо под водой стрелять можно? Возьму, конечно, пускай на катере лежит, я иногда с аквалангом плаваю: А зачем мне новые ленты, у меня старых целый ящик: Патроны СП-4, СП-5 и СП-6, калибр 12,7-мм? Это как у меня то есть? Ну да, у меня на 'Моей Тамаре' пулемет 'Корд' стоит, так что, для него это родные патроны? На кой черт они мне нужны, чем они лучше старых? Предназначенный для борьбы с легкобронированными целями и огневыми средствами, уничтожения живой силы противника на дальностях до 1500-2000 метров: Ты не тарахти, я так все уловить не успеваю. Оригинальная конструкция пули, оптимальные баллистические характеристики обеспечивают высокую пробивную и поражающую способность: Хорошо, понял. В том числе при стрельбе по целям, защищенным противоосколочными бронежилетами, и по небронированной технике. Понял, теперь понял. Ну привези ящик. Нет, лучше два, там лента за минуту уходит, не заметишь, как кончается. Только что из Чечни вернулись, испытывали новое оружие в условиях реального боя? Ну и что говорят? У них были снайперские винтовки ВСС и системы Драгунова СВД и СВД? Ну и что говорят? Винтовка Драгунова, она винтовка Драгунова и есть, это как Мерседес в своем роде? Очень тепло ребята о них отзываются? А чего ты мне раньше ничего о ней не говорил? Я же тебя просил чего-нибудь для дома. На острове дом строю, тут же на отшибе люди живут: Да зачем мне пистолет, у меня же служебный есть? Почему гавно, а чем твой лучше? Пистолет 7,62-мм ПСС, предназначенный для ведения бесшумной и беспламенной стрельбы? Что, совсем ничего не слышно? Заинтересует, почему не заинтересует. Слушай, ты мне таких пистолетов штук десять организуй... Да какой там 'для друзей, для знакомых', мои знакомые и без таких пистолетов на ходу подошвы рвут: Понятное дело, за деньги, мне за поцелуи уже давно не платят. Ну это ты загнул, ну загнул, совесть то поимей: понимаю, что все новье, в упаковке, понимаю, но: Ну так вопрос ты тоже не ставь, возьму конечно, куда я денусь, но цены у тебя в Сотби: Да это фирма такая, аукционы устраивает по продаже раритетов: Ладно понял, сказал, заплачу, значит заплачу. Договорились ведь уже, а ты все остановиться не можешь: Ну ладно, ты как подготовишь все, звякни. Я сразу и подскачу: Ну бывай.

- Ну что, Челюсть, все в порядке?
- Все в порядке, героин разошелся по поставщикам.
- Отлично, на катер и на остров. Женщины нас наверняка заждались.

- Золушка, а где торт?
- Торта нет. Но эта Ирка - прелесть девка, огонь. Торт она делать отказалась. Сказала, что торт нужно есть только свежий, а так как она не знает, когда два этих: То есть когда вы и супруг ее, Челюсть, вернетесь, мы не знаем, то и торт она с Тамарочкой будет готовить завтра. А с Тамарой они очень подружились. Не понятно, на каком языке они разговаривают, но обе болтают безумолку. Тамара от нее не отходит. Пока светло было они пошли по деревне гулять. Ирке здесь очень понравилось, она даже дом тут недалеко купила. Верстак уже туда мешок отволок, в котором все принадлежности для приготовления торта, и Тамара там. А я тут вас жду. Может поедите с дороги? У меня все приготовлено. Да, чуть не забыла. Вам, пожилой следователь, с работы звонили. Просили, чтобы вы им перезвонили в любой время.
- Вы знаете, Челюсть, ваша супруга мне нравиться все больше и больше. Поздравляю вас. После развала рыболовецкого колхоза мое родное село агонизирует. Люди отсюда уезжают, дома стоят заброшенными. Остаются только крепко пьющие неудачники. В течение последних лет двадцати я был единственный, кто переселился сюда. Ваша Ира вторая.
- Моя Ира сейчас, наконец, получит по заднице. Прогулка на катере пробудила во мне решимость. Верстак ей будет руки держать, я ему доверяю, а я ее буду бить. И пускай кричит что хочет, всему есть предел. Где находится дом, который она, так сказать, купила? Я ей сейчас устрою.
- Да это рядом совсем. Отсюда через три дома. Идите, Челюсть, идите. Но берегите себя. В рукопашном бою принадлежности для приготовления торта вещь страшная, это я вам как бывший сотрудник убойного отдела говорю. А Верстак вашу Иру не удержит. В нем всего сто двадцать килограммов мышц, для истинного повара-кондитера это ничто. Ступайте, а я пока на работу позвоню. Небось, у какого-нибудь из аппарата губернатора Мерседес угнали, нужна моя санкция на отмену отпусков всем работникам Сковской милиции.

- Пожилой следователь, не могли бы вы мне одолжить семьсот евро?
- Вы что, Челюсть, решили скупить весь самогон, который производится в нашем селе за месяц вперед? Что здесь еще можно купить среди ночи.
- Видите ли, у Иры с собой было только три тысячи евро, она всегда носит с собой немного денег на всякий случай. Я по карманам насобирал тысячу сто, у Верстака было двести. Всего хозяин просит за дом пять тысяч евро:
- Сколько!? Это кто же!?
- Не помню, как его зовут, рыжий такой, с бородой, немытый давно, судя по запаху. И ящик водки требует. Где тут можно водку купить? А то как бы он до утра не передумал.
- Водки здесь купить нельзя, но двадцатилитровую бутыль самогона я вам сейчас организую. А дом купить вас Ира все-таки купить уговорила. Молодец. Скажите по секрету, она только кричала или еще и плакала?
- Вы знаете, она права. Здесь природа, озеро, тишина. Пускай дочка лучше по лесу побегает, чем на жаре сидеть где-нибудь на пляже в Пальма-де-Майорка. Да и денег мы там бы просадили за месяц ровно в пять раз больше. И потом в Скове в последнее время моя Ира как-то себя не важно чувствует. То ей кажется, что с дочкой что-то случиться, то со мной. Сон у нее нарушился. Чуть что на крик сразу переходит, плачет намного больше обычного. Как врач я понимаю, что это нервы. А здесь она чувствует себя на много спокойнее, да и с вашей супругой она подружилась. С Тамарой вообще легко найти общий язык, она непосредственная как ребенок. Вы знаете, Ира очень трудно с людьми сходится, а здесь они даже спать легли вместе. Там всего одна кровать, так хозяин с Верстаком на полу легли, а Ира с дочкой и Тамара на кровати спят. Правда, не раздеваясь, потому что там постели нет.
- Вы знаете, Челюсть, семьсот евро я вам, конечно, дам, но сказать я вам хотел совсем другое. У вас, Челюсть, исключительно удачная жена. Кроме того, что у нее очень красивые ноги, да и вся она очень даже нечего, она вам родила прелестную дочку, и она хорошо вам готовит торты. Но даже не это главное. Главное, что ваша Ира обладает не по-женски ясным умом. Сегодня ночью в вашу квартиру была брошена противотанковая граната. Обвалились перекрытия. К счастью, обошлось без жертв, но есть раненые, вашему соседу что-то упало на ногу, у него перелом. От квартиры, как вы понимаете, ничего не осталось. Сейчас там работает следственная бригада. Я попросил ребят, чтобы если они найдут какие-то семейные фотографии, то пусть соберут аккуратно, потом заберете. Ирине Федоровне об этом пока говорить я вам не рекомендую. Купите ей этот дом, завтра возьмем рыжего и оформим покупку, назад на остров я этого алкаша уже не привезу, достал он тут всех. Во хмелю он буен, а трезвым его не помнят даже старожилы. Сразу начинайте строить тут дом, а пока поживете к купленной хибаре. Моя Тамара живет, и ничего. А там, дня через два, когда Ира целиком погрузится в новые заботы, расскажем ей о взорванной квартире. Это еще что такое:
- Челюсть? Ахмед, обыщи его. И пусть твои люди проверят, если ли в деревне кто-то чужой.
- Саранча, у тебя случайно крыша не поехала? Что ты тут устроил? Что это за приходы в гости с автоматами в руках? Антонина, господи, что с тобой? Что случилось? Саранча, Антонина, как я понимаю, в таком состоянии говорить не способна, но вы можете мне внятно сказать, что произошло?
- Это вы, пожилой следователь, мне должны объяснить, что происходит. В конце концов, вы начальник моей службы безопасности.
- Продолжайте, Саранча, что вы замолчали. Я вас слушаю. И утихомирьте своих абреков, что они от Челюсти хотят, я не понимаю.
- Отпусти его, Ахмед. От него никто ничего не хочет. Он то тут на нашей стороне, как я понимаю. Его самого взорвать хотели вместе с семейством, а вы его вот где прячете. С семьей, как я понимаю? В его квартире ведь никого не было. Значит, вы милейший пожилой следователь, что-то все-таки знали. В этом городе вообще ничего не случается без того, чтобы вы об этом не знали заранее, и это хорошо. Плохо то, что меня вы не ставите об этом в известность, причем даже в тех случаях, когда мне грозит опасность.
- Саранча, у меня нет никаких сигналов, что на вас готовилось покушение.
- Хорошо, не на меня, на Антонину. Они нашли мою больную точку, и второй раз на нее наезжают.
- Саранча, клянусь вам, что я впервые об этом слышу.
- Врете. Солидный человек, а врете. О том, что ее путались убить, вы знали через два часа после того, как произошло покушение.
- Тоня, дочка цела?
- Цела-а-а.
- Антонина, или прекрати здесь реветь или выйди из дома. Саранча, только без эмоций, каким образом в вашем доме можно осуществить покушение. Только не ваши домыслы, а факты. Ничего не знаешь - скажи 'ничего не знаю'. Сам найду.
- Тонечка, хватит плакать, прошу тебя. Ты требовала немедленно ехать к пожилому следователю, и была права. Челюсть он здесь спрятал, и тебя я здесь спрячу, успокойся. Я за месяц здесь не дом, крепость построю. Мне все равно рядом с турбазой убежище держать надо, у меня же здесь все происходит. Тонечка, все будет хорошо, перестань плакать, я просто всех людей Олигарха вырежу, и все будет хорошо, успокойся, милая.
- Саранча, мы нашли жену и дочь Челюсти. Больше в селе посторонних людей нет
- А где его жена?
- Недалеко отсюда. Там же Зей: извиняюсь, Тамара Копытова. При них два охранника Челюсти. Один Верстак, второго не знаю. Рыжий такой с бородой, раньше на нашем пути не возникал, но братан видно совсем отъеханый, мы с автоматами, а он на нас с топором попер, ели успокоили. Верстак, кстати, тоже в нас пустую бочку бросил, у Мансура, как я понял, ключица сломана, мы Верстаку ногу прострелили, но не сильно. Кровотечение остановили, а кость там не задета.
- Что и следовало ожидать. Узнаю повадки пожилого следователя. Женщин он спрятал, а гостей они здесь ждали для светской беседы. Мы, кстати, не помешали? А то я что после этого случая грубый стал. Всех, кто сюда придет, мы просто кончим. Без предварительных бесед. Ахмед, приведите женщин сюда. И, во имя Аллаха, не трогайте телохранителей Челюсти. Его Олигарх сегодня чуть вместе с семьей не взорвал, он нам теперь вернейший союзник.
- Там с ними ребенок. Девочка лет четырех.
- И в чем вопрос? Или ты думаешь, что я четырехлетнюю девочку буду сейчас допрашивать? Трясти ее связи, проверять ее прошлое? С ними ребенок, значит это ребенок жены Челюсти, больше неоткуда ему взяться. Всех сюда.
Пожилой следователь, можете не волноваться. Твой дом сейчас имеет два ряда охраны. Внутри мои люди, снаружи братаны Шпалы. Что смотрите, я с ними вполне успешно договорился. Никакого рэкета каждой шашлычной не будет. Мы встречаемся, обговариваем, сколько мы им должны за каждую торговую точку, я передаю деньги централизованно. Они следят за порядком. Каждый из моих людей имеет телефон кого-то из бригадиров Шпалы, ответственного за данную территорию. Чуть что - звонят. Любая непонятка разбирается на нашем уровне. И у Шпалы и у меня есть по верховному судье. Есть непонятка - приглашаются все участники конфликта, садятся верховные судьи от обеих сторон, и все решается по понятиям. Их верховный судья - Лысый, мой Ахмед. Пока система работает как часы. У Шпалы почти все бывшие контрактники из дивизии ВДВ, из них почти все воевали. Так что к этому дому подойти невозможно. Гостей убьют, а трупы утопят в озере.
- Я совсем не убежден, что к нам придут гости.
- Не придут, значит, им повезло.
- Саранча, женщин привели.
- Давайте их сюда, их успокоить надо. Кстати, для кого у вас столько еды приготовлено? Так мы все рано не спим, то давайте хотя бы поедим. Тем более, что: Ух, еб: Да оттащите ее: Что вы смотрите, растащите их: Осторожнее, ты ей руку сломаешь, не забывай на кого руку поднял: Держите обеих. Больно им не делать, но держите крепко. Вот стерва, как же она меня расцарапала. У вас йод есть? Челюсть, вы же врач, гляньте заодно, что у Верстака с ногой, а у Мансура с ключицей. Ахмед, обеих без команды не отпускай, особенно мою Тоню. Она уже не первый раз с кулаками на людей бросается. Впрочем, пусть лучше дерется, чем плачет.
- Моя Тамара меня приятно удивила. Она же на вас, Саранча, глаза поднять боялась, а тут такой боевой задор. Удивляюсь, как она вам глаза не выцарапала.
- Нечему тут удивляться. Она на меня боялась поднять глаза пока я был ее хозяином. А теперь ее хозяин вы, а я пришел в ваш дом без спроса и с оружием. Какие тут могут быть сантименты.
- И тут уж ваша Антонина вцепилась Тамаре в пышные космы без всяких сантиментов.
- Мою Тоню в юности били ногами по голове, поэтому она нервная, но я ей все прощаю. Передайте Тоню мне, аккуратно, из рук в руки, это меня успокоит. И точно также Тамару господину пожилому следователю.
- Кстати, Саранча, что кричала Тамара, когда царапала вашу плоскую физиономию?
- Ахмед, не вздумай перевести! Не знаю, на каком уровне у нее сегодня русский, но неформальной лексикой на узбекском она пользуется, я бы сказал, изощренно.
- Умница ты моя. А знаете, как она у меня в домино играет? Вы, Саранча, не поверите:
- Это вы мне потом расскажите. Как я понял, на каком этапе вы, пожилой следователь, прокололись в своих интригах. Где что-то вы не учли. Я думаю, что вы недооценили решимость Олигарха. Тот, видимо, решил убрать Челюсть, чтоб тот не сдал вам всех людей Олигарха, которые торгуют в Скове героином, но здесь, как я понял, он опоздал?
- Опоздал. Тут ты прав, Саранча. Сейчас уже семь утра, как раз по городу идут аресты.
- Меня он тоже решил ударить под дых. Вчера на моем 'Титанике' очередная партия иммигрантов из Средней Азии плыла на постоянное место жительства в страны общего рынка. Моя Тоня благосклонно пожелала покататься на катамаране. Все проходило как обычно. 'Титаник' резал двумя своими носами Чудское озеро, а Тоня уселась между носами катамарана и махала ногами. Делать это категорически запрещено, но, зная ее статус, ни капитан, ни охрана сказать ей чтобы то ни было не решились, но следили за не внимательно, боясь, чтобы она не упала. Вдруг по ходу катамарана появилась полоса каких-то всплесков, которая быстро приблизились к катамарану, и прошлась по его правому корпусу и по перемычке между корпусами. В корпусах и в перемычке появились круглые отверстия. Одно такое отверстие появилось возле Антонины, сантиметрах в десяти от ее руки. В пробитый корпус катамарана начала поступать вода и он постепенно стал крениться. На 'Титанике' началась паника, но охрана быстро овладела ситуацией, а экипаж заделал пробоины. У них для этой цели специальные заплаты есть. Я и не знал. Там оказывается фирмой изготовитель все предусмотрено на случай повреждения целостности борта. Все учтено, японцы не первый день по морю плавают. Короче говоря, капитан развернул 'Титаник' и пригнал его к сковской пристани. Меня, естественно, поставили в известность. У меня в это время как раз Шпала и Лысый находились, двое их братанов, мой торговец арбузами. Его люди с моего человека деньги требовали, а у того арбузы все побили в пути, ему платить нечем. В общем ситуация требовала разбирательства. Вот мы сидим, вдруг звонок. 'Титаник', нуждающийся в ремонте и полный народу без документов, стоит на сковской пристани. Что делать? Я чувствую, что без моего присутствия здесь не обойдется. Беру всех с собой, мол ребята, хочу показать вам мой флот. Приезжаем. Первым делом даю команду всех будущих европейцев перевезти на остров 'Пираньей Скова' и еще одним судном, там на месте нанял. Люди напуганы, у них нет документов, по-русски многие не понимают, дети плачут. На турбазе они бы в себя пришли, отвезли бы их в Эстонию в другой день. А так, если бы милиция появилась, и кого-то забрали, могла бы возникнуть большая головная боль.
Когда люди уплыли, пошли смотреть пробоины. Капитан говорит: 'Не пойму, что произошло. По Чудскому озеру двадцать лет плаваю, ничего похожего не видел'. Рядом стоят братаны Шпалы, которые с моего торговца арбузами деньги требовали. Вдруг один и говорит: 'Да это же крупнокалиберный пулемет по катамарану бил. Калибр 12,7-мм. Нас, когда под Ведено обстреляли, свои же по ошибке, в БТРе такие же дырки были, в натуре. Видно кто-то на перемычке между корпусами сидел, его снять хотели'.
Я его слова под сомнения взял, но позвал Шпалу. Тот тоже в Чечне воевал.
- Ты понимаешь, Саранча, - говорит, - точно я не уверен, но похоже. Если хочешь, я могу одного майора позвать, но ты ему заплати. Он недавно к нам перевелся, на квартире с семьей ютится, жена на работу не может устроиться. Но специалист он редкий.
- Послали машину, привезли. Толстый, роста не большого, лысина от лба до затылка. Сразу даю ему сто долларов. Он как-то берет неуверенно, а у самого лысина вспотела. Идем смотреть. Лазил, лазил, потребовал поднять правый нос катамарана над водой, туфли намочил, даже брюки порвал, все мерил что-то. Потом сообщает: 'Заключение представлю завтра'. Я его в сторону отважу, и говорю:
- Сергей Владимирович, вы вероятно Сережу Гришина не до конца поняли. Мы не какое-то учреждение, мы бандиты. Нам не нужно заключение по всей форме, скажите суть на словах, это нас вполне устроит.
- Если вас на словах устроит, то имею сообщить вам следующее. Ваше плавсредство было обстреляно с пулемета 'Корд', калибр 12,7-мм, с расстояния километра в полтора, два максимум. Пулемет этот входит в состав штатного вооружения штурмового вертолета 'Черная акула'. В момент ведения огня вертолет находился на высоте близкой к нулю. Входные и выходные отверстия в корпусе катамарана находятся на одном уровне относительно поверхности воды. Проще говоря, когда стреляли, вертолет висел над самой водой, и, как я понимаю, со стороны солнца. Этот прием применятся для того, чтобы вертолет, с которого ведется огонь, остался незамеченным. И требует такой прием определенного мастерства пилота вертолета. Так что вас, господа бандиты, обстреляли специалисты. С чем вас и поздравляю.
- Какие же они специалисты, если 'Титаник' так и не потопили? - спрашиваю.
- Так перед ними и боевая задача не стояла потопить катамаран. В противном случае по вам бы ударили ракетой и от катамарана вряд ли остались бы осколки. Как мне представляется, целью стреляющих был человек, лежащий или сидящий на перешейке между корпусами катамарана.
- Там никого не могло быть. У нас это запрещено.
- Я не хотел бы вас расстраивать, господин бандит, но, как мне представляется, в вашей банде, как и в российской армии, существуют серьезные проблемы с дисциплиной.
Зову капитана, спрашиваю, кто загорал между носами катамарана? Вижу мнется, жмется, как будто ссать хочет. Наконец выдавил: 'Антонина Федоровна там сидела. Ноги вниз свесила, кофточку расстегнула, руки подняла. Изображала русалку на носу'.
Зову эту куклу. Говорю, тебе между носами катамарана садиться кто разрешил?
- Я только на минуточку там села, - говорит, а у самой губы дрожат, - Шпала мне сказал, что убить меня хотели. Они с меня не слезут, рано или поздно грохнут, а Люда еще совсем маленькая. Что с ней будет? Отвези меня к пожилому следователю на остров, только там они меня не достанут.
Но мне, честно говоря, все эта история с обстрелом с вертолета фантастической показалась. Какой к черту вертолет в блатных разборках в Скове? Все это фантастика. И вдруг ночью мне сообщают, что взорвана квартира Челюсти со всей его семьей. Когда мне об этом сообщили по телефону, рядом со мной лежала Тоня, которая тоже это услышала. Я всегда впадаю в бешенство, когда у нее начинают дрожать губу а и по щекам льются слезы. Тут мое настроение несколько переменилось. Беру ее, людей, приходим сюда. А здесь, оказывается, господин Челюсть прячется, с чадами и домочадцами. Съехал господин Челюсть с квартиры, которая взорвана должна была. Пожилой следователь его с насиженного места сорвал. Насквозь все видит пожилой следователь, а вот подготовку убийства моей тони упустил. Бывает. Пожилой следователь тоже не господь Бог, не знал он о готовящемся обстреле катамарана. Но что удивительно. Оказывается, и об этом пожилой следователь знал. Иначе, почему он позвонил дежурному по городу и долго уточнял, не стрелял ли кто на озере из пулемета. А было это через два часа после обстрела 'Титаника', и никто еще не знал, что это был обстрел, да еще из пулемета. Катамаран еще до сковской пристани не дошел, а капитан так и не понял, что это было. А пожилой следователь в волнении так на дежурного по городу орал, что все менты переполошились. Искать пулемет кинулись на берегах Чудского озера. Так хотелось пожилому следователю узнать, жива ли еще моя Тоня или завалил ее Олигарх. Или что-то не так было?
- Саранча, я узнал о том, что стреляли с пулемета, только постфактум. Когда я узнал о стрельбе, ничего изменить было нельзя.
- Это я понял. Разговор о другом. Кто мастера-пилоты, стрелки по беззащитным 'Титаникам' вы, конечно, не знаете?
- Не знаю.
- Этого и следовало ожидать. Милиция в дивизию ВДВ не полезет, там свои менты, армейские. Но ничего, в дивизии ВДВ я все через Шпалу выясню. А кто заказал?
- Саранча, а кто заказал?
- Согласен, вопрос идиотский, заказал Олигарх.
- А как они узнали, что Тоня на 'Титанике'? Н-да, это как раз кто-то у меня из дома информацию сливает. Не первый раз, между прочим. Ахмед, сядь с Сусанной, и подумайте в спокойной обстановке, что нужно сделать. Пожилой следователь тут вам не помощник, наших семейных дрязг он не понимает. Он русский, а тут откуда-то от наших, от узбеков льется.
- А как вы узнали, что по Тоне стреляли?
- Я не знал, по кому стреляли. Рыбаки видели, что стреляли с вертолета, в милицию не сообщили, но меня в известность поставили. Потому и дежурному по городу звонил, чтобы узнать, в кого стреляли.
- Как это я сам не догадался. Вы же выросли на озере, всех тут знаете. Ладно. Значит поступим следующим образом. Тоня с дочкой останутся тут. Ахмед, возьмешь столько людей, сколько нужно для полноценной охраны. Челюсть, что с твоим Верстаком?
- Ничего серьезного. Касательное ранение, только сосуд задело, крови немного вышла. Кстати, перелома ключицы я у твоего Мансура не вижу. Но синяк бочка оставила обширный.
- Между прочим, Челюсть, твой рыжий охранник братан, конечно, крутой. С топором на автоматы: Но, обрати внимание, он на работе был выпивший. Ахмед, задействуй Верстака и этого рыжего, как, кстати, его кличка?
- Первачок.
- Так я и думал. Ахмед, как работают Верстак и Первачок, ты уже видел. Продумай, куда их поставить. И проследи, чтобы Первачок трезвый был. Челюсть, как я слышал, тряпка, но я бардака не потерплю. То, что к вам названные гости придут, я почти уверен, пожилой следователь так просто женщин прятать не стал бы, так что будь внимателен. Нужна будет помощь, турбаза рядом, хоть всю охрану оттуда снимай, если надо, плевать. Мне 'Титаник' за день восстановить обещали, людей с турбазы я завтра отправлю. В Эстонии их уже ждут, ритмичность работы я нарушать не могу, а воровать на турбазе особенно нечего. Зараза, надо было раньше дом на острове строить, как это до меня раньше не дошло. Пожилому следователю строю, а себе не строю. Идиот. Челюсть, что делать думаешь?
- То же, что и ты. Хибару, где женщины прятались, я купил. Для семьи дом на острове строить буду, сюда с гранатами вряд ли доберутся.
- Если мы с тобой Олигарха не кончим. Ахмед, сегодня к вечеру привезешь мне документы на купленный дом, завтра начинаете работать. Возьмешь проект, по которому сковский дом строили. Измения по ходу внесем. Продумай пристань для 'Пираньи Скова'. 'Титаник' в Скове стоять будет, но людей с турбазы теперь отсюда забирать будем. Дом купишь на краю деревни, тот, который ближайший к турбазе. Тут же его ломаете и начинайте работать. Продумай, как 'Титаник' будет забирать людей. К охране теперь самое пристальное внимание. Людей у Шпалы попроси. Они люди квалифицированные и много не просят. Майора, который экспертизу 'Титанику' помнишь?
- Сергея Владимировича? Помню.
- Привлеки его. Он хоть и толстый, но Шпала сказал, что в военном деле он грамотней генерала. Как я понял, оно так и есть. Пускай охрану профессионально организует. И дома и турбазы. Проект и дома и пристани потом будешь с ним делать. Все на полном серьезе, где он скажет пулемет поставить, там поставишь, как он скажет окно делать, так и делай. Все через него.
- Понял.
- Понял, дерзай. Смотри, Ахмед, я уезжаю, Тоня на твое попечение. И смущайся перед ней. Если нужно ей сказать 'нет', значит говори.

- Саранча уехал?
- Уехал.
- Ира, голубушка, давайте с вами выйдем на пару минут на свежий воздух.
- Значит так, Ирочка. Вы, конечно, помните ваше легкомысленное обращение с пулеметом на моем катере?
- Помню. А что?
- А то, что если это повториться, то я вас покрывать не буду. Знайте, что будет, если Саранча узнает, кто стрелял?
- Не знаю. А что будет?
- Ира, другой я бы не сказал, но вы повар-кондитер, вам можно. Вы должны знать, Саранча возглавляет банду чучмеков-людоедов. Свои жертвы они съедают. Если они узнают, что вы стреляли, они вас съедят. Вы понимаете?
- Понимаю. А что я понимаю?
- Ира. Саранча возьмет вашу руку, вот так, и мокнет ваши пальцы в соус.
- Какой?
- Это особый пикантный соус. Национальная чучмекская пища.
- После того, как они обмакнут ваши руку в пикантный соус, Саранча лично откусит вам указательный палец. Вы видели его зубы?
- Нет. А какие у него зубы?
- У него запущенный кариес. И такими зубами он откусит вам указательный палец. Вы представляете?
- Мамочка!
- Вот. Потому никогда больше не надо трогать вашими пухлыми пальчиками оружие. Вы понимаете?
- Понимаю.
- Каким пальчиком до оружия дотронетесь, тот пальчик вам Саранча и откусит.
- Мамочка! Теперь поняла. Саранча чучмек-людаед. Он мне пальчик откусит и обмакнет в пикантный соус.
- Вот именно, голубушка. Я сразу понял, что вы женщина очень сообразительная. И красивая. Зачем вам оружие пальчиками трогать.
- Ни к чему. Я не буду трогать. А то пальчики соусом запачкаю.
- Ира, посмотрите мне внимательно в глаза:
- Пожилой следователь, вы где?
- Здесь я. Что случилось?
- Вас к телефону.
- Иду.
- Алло, слушаю вас.
- Пожилой следователь?
- У телефона.
- Я секретарь губернатора. Губернатор ждет вас у себя сегодня в 15 ноль ноль.
- Понял. В 15 ноль ноль. Спасибо.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого