На главную
 
Иван Барков и русский язык
 
Иван Барков - создатель русского языка и контр-культуры

Когда-то, когда я служил в Вооружённых Силах в Узбекистане, нас вывезли на полигон на стрельбы. Полигон представлял собой тянувшийся до горизонта участок пустыни, в центре которого рос саксаул. Пользуясь тем обстоятельством, что на меня было возложено командование подразделением, я первый зашёл за саксаул с благородной целью, среди прочего, опорожнить свой мочевой пузырь. Но, едва я расстегнул портупею и спустил брюки, как, потревоженная журчанием, гюрза ужалила меня в орган, призванный, в том числе, осуществлять акт мочеиспускания. Я закричал так, что лопнула висевшая у меня на боку командирская сумка с планом учений. В это мгновение мне почему-то вспомнилось творчество великого русского поэта Ивана Семёновича Баркова (1732-1768 гг.), оказавшего колоссальное влияние как на становление современного русского языка вообще, так и на поэзию А. С. Пушкина в частности. Будучи курсантом четвертого курса военно-медицинской академии имени Кирова, я перёнес гонорею, при которой мочеиспускание было болезненным, особенно по утрам. Но укус гюрзы в то же место, по степени остроты ощущений, не может идти с гонореей ни в какое сравнение.
Существует единственный метод лечения змеиного укуса. Это немедленно высосать яд из раны. Мои сослуживцы сделали для меня всё возможное, пока не прибыла квалифицированная медицинская помощь в лице нашего полкового врача Вероники Васильевны Бишкекталмудовой, которая и вернула меня к жизни окончательно.
- Вы, старший лейтенант, даже издалека производите впечатление человека, на которого большое впечатление произвели произведения Ивана Баркова, - отметила Вероника Васильевна, отдышавшись после оказания мне медицинской помощи, - скажите честно, 'Лука Мудищев' было первым прочитанным вами до конца поэтическим произведением?
- Моё детство выпало на шестидесятые годы, когда стране с трудом хватало денег на космос и борьбу за справедливые права палестинского народа, - возмутился я, - но наше поколение тянулось к книге.
- Шаловливыми ручонками, - догадалась полковой врач.
- В конце концов, авторство Баркова применительно к 'Луке Мудищеву' не общепринято, - возразил, как мог, я.
- Старший лейтенант, - строго произнёсла Бишкекталмудова, - не уподобляйтесь сожительствующей в том числе и с вами медсестре Харитоновой. Не общепринято авторство Шолохова применительно к 'Тихому Дону', чтоб поднятая целина была ему пухом. На протяжении последних двухсот пятидесяти лет самой актуальной задачей языкознания является укрытие от широкой публики факта влияния И. С. Баркова на вышеупомянутое языкознание. Вина Баркова состояла в том, что, будучи человеком низшего сословия, он создал современный русский язык и стоял в основе современной русской поэзии. Но формальным поводом к его забвению послужила его же лирика. Будучи по природе человеком гениальным, Барков писал стихи безупречного вкуса, глубокого такта и яркого натурализма. Именно натурализм был поставлен ему в вину. Ивана Баркова как бы не было вовсе. Но 'Лука Мудищев' был известен всенародно, и с этим что-то нужно было делать. Решение, как всегда в таких случаях, было найдено самое издевательское. Чуждый марксистко-ленинской идеологии 'Лука Мудищев' был омоложен на сто пятьдесят лет и был признан рождённым в конце девятнадцатого века. Мол, больно современным языком написан. Всё согласно установкам большого мастера языкознания И. С. Сталина и строго в соответствии с теорией Ивана Петровича Павлова об условных и безусловных рефлексах. Суровая же действительность такова.
Иван Семенович Барков был современником Ломоносова. Я позволю себе процитировать отрывок из его стихотворения 'Письмо к сестре', написанное за 50 (пятьдесят) лет до рождения А. С. Пушкина, который находился под влиянием творчества И. С. Баркова и явно ему подрожал.

Я пишу тебе сестрица,
Только быль - не небылицу.
Расскажу тебе точь-в-точь
Шаг за шагом брачну ночь.
Ты представь себе, сестрица,
Вся дрожа, как голубица,
Я стояла перед ним
Перед коршуном лихим.
Словно птичка трепетала
Сердце робкое во мне.
То рвалось, то замирало:
Ах, как страшно было мне.
Ночь давно уже настала.
В спальне тьма и тишина,
И лампада лишь мерцала
Перед образом одна.
Виктор вдруг переменился,
Стал как будто сам не свой.
Запер двери, возвратился,
Сбросил фрак с себя долой.
Побледнел, дрожит всем телом,
С меня кофточку сорвал:

Ну, что было дальше, Вы, конечно, знаете. В тот год, когда было написано это стихотворение, поэт был принят на учёбу в академию. Вот как это звучало: ':о приеме Ивана Баркова 16-ти лет, за острое понятие и порядочное знание латинского языка, с надеждою, что он в науках от других отметить себя сможет'. Так до Баркова звучал русский язык. Напомню, на дворе стоял 1748 год. А теперь, пусть любой непредвзятый человек, желательно, находящийся в здравом уме и трезвой памяти, скажет, чем слог Баркова отличается от современного, и не является ли, например, автор 'Сказки о царе Султане' продолжателем стихотворной традиции автора 'Письма к сестре'.
От слога, которым писал свои верноподданнические оды современник Баркова, Ломоносов, не было никакого эволюционного развития русского языка. Параллельно с ним был создан русский язык поповского сына Баркова Ивана Семёновича, который, как и положено русскому поэту, жил грешно и умер смешно в возрасте тридцати шести лет. А так как его творчество лежит в основе русской, культуры, то и современный русский язык является таковым, каковым создал его Барков Иван Семёнович, 1732 года рождения, русский, из семьи священнослужителя, неоднократно привлекавшийся к уголовной ответственности за нарушение общественного порядка.
В средней школе о нём не упоминают, что эту школу и характеризует соответствующим образом. Хотя в списках, среди учащихся самих различных учебных заведений, его произведения ходят уже двести пятьдесят лет, и ходить будут ещё двести пятьдесят. Кстати.

Не можешь ли ты мне помочь, Барков?
С усмешкою даешь ты мне скрыпицу,
Сулишь вино и музу пол-девицу:
'Последуй лишь примеру моему'.
- Нет, нет Барков! Скрыпицы не возьму.
Я стану петь, что в голову придется,
Пусть как-нибудь стих за стихом польется.

писал А.С. Пушкин в поэме "Монах", в 1813 году. Тогда ему 14 лет было, он был горд и тяготился тем обстоятельством, что его считали подражателем Баркова. Не понимал он еще, что от 'скрыпицы' Баркова русскому поэту избавиться в принципе невозможно. Потому, что Барков современный русский язык создал.


 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого