На главную
 
30 глава
 
Как хороши у девушек клоаки
Овально-круглые и сладкие как мед.
Они сверкают белизной во мраке:

- Спасибо, лейтенант Волков, мне очень понравилось. Очень. И я сейчас тоже врежу. Перестань Тамара, ну и что, что я пьяный? Волков тоже крепко выпивший, и лирика из него так и льется. Ахмед, это твоя свадьба в конце концов или нет? Как будет 'Цыц!' по-узбекски? Тамарочка моя, вот скоро будем твое шестнадцатилетние гулять, тогда ты будешь командовать, а сейчас ты еще маленькая. Вот когда я поздравлю тебя с совершеннолетием, только тогда я тебе разрешу спать без трусов и заплывать за буйки. А сейчас ты можешь делать это только без спроса.
- Всем молчать, пожилой следователь стихи читать будет! Скромно покраснев от удовольствия.
- Нет. Сначала я хочу поздравить нашего жениха Ахмеда и его невесту Оксану, эту освобожденную от чадры и пояса шахида трепетную лань:
- Пожилой следователь, трепетная лань то как раз русская, от чадры вы собирались по всей видимости освобождать Ахмеда.
- Саранча, не придирайся к словам, ты тоже пьяный. Причем тут чадра? Нам этот натурализм ниже пояса ни к чему. Оксанка, Кикиморка ты моя, какая же ты все-таки красивая! А уж область бикини:
- Ахмед, всегда женитесь на русских девушках. Даже пожилой следователь заметил, какие они красивые.
- А вот слабая на передок мать Тереза. Елена Юрьевна, ты опять мне не даешь стихи почитать. Собственного сочинения, между прочим. Аптекарь, ты ее случайно грецкими орехами не перекармливаешь? Да, так о чем это я?
- И это в наше время, когда лапотная Россия вновь озабочена утечкой мозгов:
- Ну совершенно слово сказать не дают. Челюсть, и это с вашим природным тактом? И кстати, Ира, а где вы достали такое глубокое декольте? Тамарочка моя, а у тебя такое есть? А, Аркадий, я так рад, что вы к нам из Москвы пожаловали. Из столицы нашей Родины! Как там Кремль поживает? А 'Уникум'?
- Все так же сексуально экстремален, пожилой следователь, все так же. Да что мы все о Москве, и о Москве? Бросьте эти речи, давайте лучше закусим.
- Вы мне просто глотку хотите заткнуть, Аркадий, но масонский заговор здесь не пройдет! А сейчас, дорогие жених и невеста, я желаю говорить о Москве! Или я не пожилой следователь? Так вот, когда-то я вот любил бродить по гордости нашей столицы и самой фундаментальной руине империи - по ВДНХ. Нет, не по известной её части центральной, а по окраине. Там есть такие интересные здания. 'Свиноводство', 'Мацепекарня': Аркадий, вы были в павильоне ВДНХ под названием 'Тайная мацепекарня'? Там при входе еще краткий курс молодого жидка висит. А 'СПОСОБЫ воспроизводства крупного рогатого скота'? Как специалисту в области экстремального секса вам должно было быть это очень интересно. И вроде бы чистенько везде, но дух такой... заброшенный. А всякие немцы ходят, разинув рты, и почти дрочат рядом с этой советско-фашистской готикой, гигантизмом.
- Не надо про 'дрочат'. Лучше уж действительно стихи почитайте.
- Антонина, твое слово закон! Я тебя с малолетства помню и каждого, кто тебя по голове бил, я в тюрьму сажал. Ты меня уважаешь, Тонечка? Не поверишь, мне твоя мама до сих пор сниться. Помню: Эх, раньше таким ворота дегтем мазали. И не боятся, позорницы.
- Пожилой следователь, да вы борец за смешанные однополые браки, как я погляжу. Так где же стихи?
- Мои стихи? Антонина, тебе правда нравиться?
- По крайней мере больше, чем ваши эротические воспоминания о моей матери.
- Так ведь свадьба, Антонина. Ахмед жениться на Оксане. Оксана, невестушка моя, я не знаю, чему вас учили в бане, но с сегодняшнего дня вы обязаны крепко зарубить у себя на курносом носике: Семья - это не таинство, а форма взаимоотношений между людьми. И, как мудро говорит ваш жених Ахмед, главное в семье - это не число жен, а взаимоуважение всех супругов и должное воспитание потомства.
- Пожилой следователь, умоляю, переходите к стихам. А главное - не стесняйтесь.
- Это я то стесняюсь? Да я вообще никогда не стесняюсь. Вот помню: не надо каблуком мне по ноге бить, гражданка Копытова, я все понял. Пусть Тонька сегодня крокодиловыми слезами умоется, сама на это меня толкнула. Стих посвящается девушке по имени Зина.

Да здравствует в трусах крапива!
Пусть жжет и жалит - не беда!
Я наливаю деве пива
Примерно, эдак, литра два.
Она ведется как дурная
На эти скромные дары.
В трусы мне руки запуская...

- Тамара, перестань! Я и Зины никакой знать не знаю, это же образ поэтический, метафора.
- А я, вспоминая ее бюст, подумал было, что это гипербола.
- Капитан, мало того, что вы меня на работе подсиживаете, так вы еще и к моей жене пристаете?
- Вы мне льстите, папаша. Впрочем, товарищ пожилой следователь, ты прав. Нам героина не нужно. Нам нужны нормальные узбекские дети. Женского пола, естественно.
- Ах, мальчики, призываю вас не ссорится. Все равно во всем мы виноваты. Я всегда призывала к тому, чтобы девочки раздвигали бы ножки пошире - глядишь, и мальчики меньше ругались бы.
- Нет, я смотрю даже это уже не поможет. Поясной поклон вам, братья-алкоголики. Я хотел сказать, что сейчас, если уголовные авторитеты не вмешаются, милицейские начальники по пьяни глотку друг другу перегрызут. Олигарх, Саранча, помогите мне развести их в разные углы ринга. Да-да, действительно. Пожилой следователь чуточку перебрал и ушел на балкон проветрить желудок. А пока мы, если уж сегодня пошел вечер русского романса, послушаем моего лучшего друга Верстака.
- Да ладно тебе, Челюсть!
- Верстак, рукописи не горят в любом случае, клянусь мамой. О публикации твоих стихов я уже договорился. Поэтический сборник будет называться 'Мой друг Верстак как стихийный выразитель невразумительных народных чаяний'. Сама Анастасия Аполлинарьевна, которая твёрдой редакторской рукой перед публикацией чуть причесала стиль, убрала повторы, технические погрешности всякие: Так вот сама Анастасия Аполлинарьевна назвала поэзию моего друга Верстака 'магические словосочетания'. Так что не стесняйся, брателло.
- Супруге Челюсти Ире посвящаю.
- Ах, Верстак, я буквально тронута. А вы и стихи пишите? Ну прошу вас, Верстачок!
- Ладно уж. Слушайте.
В мозгу туман и в животе позывы,
Упился я сегодня в дугаря.
А что же мысли? Мысли мои живы!
Обычные мыслишки блатаря...
Где денег взять и где надыбать бабу.
Куда податься, чтобы переспать,
А то опять погонят по этапу,
И жизнь отнимут - ну мне на:!


- Вы уверены, что серьезную беседу не стоит отложить?
- Ахмед, я не на столько пьян, как вам кажется. Приступим.
- Ахмед, а о чем я буду говорить с этим пьяненьким дедком? И почему я должна делать в день нашей свадьбы?
- Потому что, голубушка, меня время поджимает. В дальнейшем, кстати, прошу называть меня не дедком, а пожилым следователем.
- Врешь.
- Подождите Ахмед. Оксана, вот мое удостоверение. В беседе, кроме вашего супруга Ахмеда, примет участие еще эта женщина. Ее зовут Елена Юрьевна.
- Можно просто Лена.
- А она то что в этом понимает? Она вообще знает, что значит ширяться?
- 'Ширяться' - это значит принимать наркотик внутривенно. Чича, Оксана, как у вас, у меня уже давно нет, в я вполне в теме.
- Елена Юрьевна, о чем вы говорите?
- Чича - это незаживающая ранка над веной, в которую постоянно производятся инъекции. А у Оксаны, как я заметила, чича на метро сидит.
- На метро?
- Метро - это подмышечный сосудистый пучок, куда делаются инъекции когда поверхностные вены уже из строя вышли от большого количества уколов. Оксана, я ничего не путаю?
- А ты то красная, как я посмотрю. И тебе то что до того, что арыки у меня забиты?
- Арык - это вена, как объект, в который производится инъекция, как я понимаю?
- Пожилой следователь, вы делаете успехи. Термин 'красная', кстати, означает наркодилершу, находящийся под покровительством правоохранительных органов. А 'красная точка' - место торговли наркотиками с ведома сотрудников милиции.
- Оксана девушка, оказывается, не только красивая, но и сообразительная. Вы сегодня удачно женились, Ахмед.
- Я никого вам не выдам, пожилой следователь.
- Почему, Оксана?
- Меня убьют.
- Оксана, как по вашему мнению, к вам относится Ахмед?
- Ахмед меня любит. И я его тоже. А то, что он узбек - это мое личное дело.
- Понятно. Но я не об этом. Сможет ли, по вашему мнению, Ахмед вас защитить при необходимости?
- Легко даст по морде многим.
- Оксана, не знаете, за кого вы сегодня вышли замуж.
- А мне все равно.
- И все-таки. Ахмед, при желании, конечно, легко и убить может многих. Кого угодно почти.
- Ладно, меня ломает, раскумариться давно пора уже. Гости разошлись слава Богу, сейчас ширнусь и дальше беседу продолжим. Ахмед просил меня быть с вами откровенной, иначе давно бы вас выгнала.
- Раскумариться - это принять наркотик при начинающихся явлениях абстиненции, как я понимаю?
- Правильно понимаете, пожилой следователь. У меня тут и амнуха имеется: А где мои алберки?
- Забудь об этом, Оксана. И амнухи твои, и алберки по приказу Ахмеда из твоей сумочки убрали. Больно тебе сейчас будет очень, Оксана, так, что зубы ты лучше сожми. Когда меня мой Аптекарь, как сейчас тебя Ахмед, без шприца и ампулы с наркотическим раствором оставил, знаешь как я ломалась? Я сейчас расскажу тебе, что сама испытала, и что тебя сегодня этой ночью ждет. Чувства твои, Оксана, будут обострены до накала - каждый звук будет разрезать мембрану уха как скальпель хирурга; зубы будут сжаты так, что готовы вот-вот раскрошиться на мелкие кусочки. Болеть будет все - кожа, ногти, волосы, но особенно мышцы. Боль настолько сильна: Словно тысячи огромных паразитов со страшными челюстями рвут твою плоть кусками, смачно пережевывая ее и впиваются клешнями во все более глубокие слои твоего тела. Они проникают все глубже, добираются до самой тонкой плоти естества, победно взрывают и его, доставляя страдания уже более чем терпимые и уж точно запредельные. И теперь лишь забытье сможет прекратить этот нескончаемый поток нарастающей адской боли. Дальше происходит и вовсе нечто невероятное - голова изнутри взрывается мелкими фонтанчиками собственного мозга, в серой реке которого уже плавают острые куски собственного черепа. Череп не выдерживает напора распирающего мозга, сдается, идет трещинами, глубокими сколами. Кожа на лице сначала натягивается как на барабане, но, по мере того как мозг выручил, пошел из ушей, внезапно обвисает и сморщивается старушечьими комьями. Глазницы свернулись внутрь подобно пластилиновым:
- Прекрати! Ленка прекрати, прошу тебя, у меня это уже было, второй раз я это не переживу. Ахмед, миленький, ты же меня любишь, я знаю. Ну что тебе стоит, только одну ампулу, прошу тебя!
- Оксана, я сама прошла через это. Ахмед тебя обожает, в твоем присутствии он балдеет от счастья, но это одна из очень немногих твоих просьб, которую он никогда не выполнит. Никогда.
- Но зачем меня так мучить? Я уколюсь ровно через пятнадцать минут после того, как выйду на улицу!
- Оксана, ты не понимаешь, с кем ты связалась. Тебя не выпустят из этого дома может быть год, а может быть два. А когда выпустят, ты сможешь увидеть наркодилера только из окна джипа. Если ты будешь настаивать, чтобы тебя не раздражать, тебе позволят подойти к нему. Но, предварительно, охрана, которую приставит к тебе Ахмед, произведет ему контрольный выстрел в голову.
- Лена, ты зачем мне все это рассказываешь? И вообще, зачем ты сюда пришла?
- Скоро пожилой следователь, которому ты сейчас расскажешь все, что знаешь и не знаешь, уйдет. И Ахмед уйдет.
- Ахмед, не уходи никуда. Я этого не переживу второй раз. Если я умру, то меня больше никогда не будет в твоей кровати, ты это понимаешь?
- Оксана, Ахмед уйдет вместе с пожилым следователем. В мире, в который ты попала, любимая женщина не может спорить со своим хозяином. Придет врач. Грамотный, хорошо оплаченный врач, который искренне желает тебе только добра. Потому что в случае твоей смерти его тоже убьют, скорее всего. У него будут все необходимые лекарства и рядом с ним будет квалифицированная медсестра. И я, которая через все это прошла. Мы постараемся тебе помочь, но пока у тебя есть несколько часов для ответов на вопросы пожилого следователя. А герыча ты в своей жизни больше никогда не увидишь. Никогда.

- Ну, Оксана, мне передали, что вы уже пришли в себя. Я рад, что все закончилось благополучно.
- Пытать живого человека не гуманно. Пусть даже для его же пользы. Впрочем, трудно себе представить, чтобы пожилой следователь это понимал.
- Оксана, в прошлый раз разговор у нас не получился. А как будет в этот раз?
- Я девочка послушная. Ахмед приказал мне быть откровенной, так что я вам расскажу все, что знаю.
- 'Ахмед приказал', 'Я девочка послушная': Как говорил египетский фараон Аминхатеп Второй: 'Чего только не свершит человек, ежели его сильно бить палкой по спине...'. А ломка, говорят, еще страшнее. Тогда мой первый вопрос, Оксана - ваше мнение об Олигархе.
- Сын полка КГБ и пипка бесноватая. Впрочем, с тех пор, как у него появилась эта рыжая с пристани, он больше не ходок. Длинная, костлявая, не от мира сего. И что он в ней нашел?
- А почему сын полка КГБ?
- Да какой-то он такой. Вроде и в авторитете, и мужик видный. А ведет себя иной раз как кастрат, который женские роли в дешевых порнофильмах озвучивает.
- И этому, по вашему мнению обучают: Ладно. А кто такой Капитан? Вы его знаете?
- Ископаемый древесный гомосек. Воспитывать надо. Желательно арматуриной. Кресло-кончалка чертова.
- Хм. 'гомосек', это вы, конечно, образно. А в остальном все точно помечено. Допустим. А кто такой Ноготь, вы слышали о нем когда-нибудь?
- Титан интеллекта, хотя и явный ненормальный. Не матеря широкие массы, я сама своим крестьянством горжусь, но Ноготь наперед на шесть ходов видит. Он Олигарху все главные комбинации и продумывал, пока с Хомяком в Москву от Олигарха не свалил.
- Оксана, вы даже это знаете? Тогда пару слов о Хомяке.
- В смысле мускулов ему равных нет. Сев на шпагат, может намертво присасаться анусом к линолеуму, если захочет. С мозгами значительно хуже. Вождь племени энурезов - это его максимум. За это такие же слабоумные кулаки его обожают. Хотя, если он с Ногтем спелись, то вместе они много чего наковырять в носу могут.
- Здорово! Ну, тогда и меня охарактеризуйте. Раскройте подноготную пожилого следователя.
- Могу и вас. Вы мне видитесь проктологом на пенсии. Который много повидал и много знает. Только из за плохого зрения у него всегда нос в дерьме. А характер у того проктолога как у пуделя. Причем слово 'пудель' у меня ассоциируется с чем-то веселым, лохмато-лишайным, брехливым, ударенным брошенным тапком, но не теряющем оптимизма.
- Стоп, стоп, стоп. Елена Юрьевна, вот вы человек посторонний, но меня знаете хорошо. Подтвердите пожалуйста, что это все чепуха.
- Все это правда, а кроме того вы любите сладкое.
- Эти две смазливые стервы сговорились. Ахмед, не верьте им. Кстати, Оксана, а что вы можете сказать об уголовном авторитете по имени Ахмед? Не взирая на его заслуги в супружеском ложе.
- Пусть рассказанные мной данные являются строго засекреченными, и почти наверняка будут стоить мне жизни, но молчать я не могу. Приказ есть приказ, правда милый?
- А?
- Спасибо, любимый! Итак. Как-то к нам в баню привели китайца, который тут же на меня начихал. Результат - температура 39.5°:
- От этого вешать хочется! Вешаться я хотел сказать. Оксанка, ну что ты всякие глупости вспоминаешь? Я об этом забыл уже совсем.
- Ваша желание, Ахмед, повесить этого сутенера Оксаны рядом сауной где-то понятно, но тем не менее. Когда вам хочется кого-то повесить, вы должны сдерживаться. Это я вам как работник правоохранительных органов говорю. Допустим, в этот раз Оксана вас отговорила, любезно согласившись пописать в шайку, из которой вы предложили выпить:
- Пожилой следователь, меня сейчас вырвет, я прошу вас!
- Лена, когда аксакалы говорят - женщины стоят. Вы дурно влияете на мою Оксанку, а она еще так молода и неопытна. Что же касается этого сутенера, которой я не повесил, то я об этом сожалею.
- Ахмед, врачи сказали, что этому сутенеру уже лучше, но пролежать в больнице два ему придется месяца два минимум, да и шрамы от ожогов: Мне даже неудобно было закрывать это дело за отсутствием состава преступления, честное слово.
- Закрыли бы его за недостаточностью улик. Зато представьте. Вы, разгоряченный, выскакиваете из сауны с благородной целью броситься в ледяную воду и неожиданно натыкаетесь носом на хорошо прожаренную задницу свежеповешенного сутенера. Ну где вы еще найдете такую сауну?
- Ахмед, вы плохо думаете о работниках милиции. Закрыть дело за недостаточностью улик означает признаться в своей некомпетентности. Сделать это мне не позволяет профессиональная гордость. Может быть 'честь мундира' для ничего не значат, но для меня это святое. Кстати, а слово 'пожилой следователь' не производит впечатление чего-то мужественного, сильного? Нет? Ну и ладно. Что-то мы все обо мне, да обо мне. Оксана, а что вы о Челюсти можете сказать?
- Рыжий блондин с голосом вечно ноющего интеллигента. Старается соблюдать спортивную форму, но страдает ожирением. 'Если простуда вас одолела, то вот вам пурген. А еще лучше просите у знакомого врача вколоть успокоительное'. В этом весь Челюсть. И не откажет в помощи, но и не поможет. Некогда щуплый подросток-форточник, потом врач-нарколог и не педераст в хорошем смысле этого слова:
- Оксанка!
- Не буду, Ахмед, не буду. Ты представляешь Лена, мой мусульманин запретил мне беседовать на темы любви с посторонними людьми. Представляешь?
- Представляю. Мой Аптекарь, чистокровный русак и неверующий православный христианин, запретил мне курить. Вообще! Как тебе? Нарцисс в розовом боа, блин. Кстати, кудесница, а о моем что ты можешь сказать?
- Твой Аптекарь беден телом, но не пигмеи духа. Я правда не вижу, какого он пола и возраста, но могу сказать одно - у него очень и очень много денег. Значительно больше, чем у всех взятых вместе финансовых, а значит и уголовных воротил нашего города. Кроме того, он политически подкован и не близорук.
- Глупости, пророчица, ты глаголешь. Во-первых, он не так уж беден телом. Между нами, девочками, впервые увидев его член я невольно ахнула. И до встречи с ним я, признаться, не была апатичной монашкой, мне есть что вспомнить. Но, и это необходимо подчеркнуть особо, моему теперешнему повелителю удалось меня приятно удивить. Теперь относительно денег. Из мухи слона всё же можно сделать, и иногда это даже весьма полезный вид занятий. Я допускаю, что он может быть богаче того или иного обитателя Сковской Барвихи: Но чтобы быть сказочно богатым? Увы, я этого не ощущаю. И потом, что значит 'политически подкован'?
- Будучи идейным бомжом, он остается активно практикующим патриотом-государственником. А, как известно, главными носителями нравственности и духовности являются бомжи и социальное дно.
- Зря вы так, Оксана, шутите над серьезным политическим деятелем современной эпохи. Который, к тому же еще и не почил... Но да ладно.
- Погодите, пожилой следователь, я тоже хочу спросить. Оксанка, вот ты такая умница, все про всех знаешь. Объясни мне такую вещь, как ты безошибочно определяешь, сидел человек в тюрьме или нет? Научи меня, я тоже так хочу.
- Как определить, сидел ли человек в тюрьме? Лена, все гораздо проще, чем ты думаешь. Можно по татуировке определить, по выбитым передним зубам. Есть характерные признаки и в душевной сфере. В местах лишения свободы вся общественная жизнь заключенных вращается вокруг гомосексуальной тематики. Любой заключенный должен все время выявлять скрытых гомосексуалистов, если не хочет, чтобы на него самого не пало это подозрение. Со временем это входит в кровь и плоть и проявляет себя даже через много лет после выхода из лагеря.
- Вот, элита подзаборная! Тонкое наблюдение между прочем.
- Я элита подзаборная, зато вы дворяне столбовые. Третье поколение пожилых следователей. Еще дедушка, небось, комиссарил на Сковщине?
- Я то? Я природный пролетарий, сын рыбака и доярки, чистокровный лимитчик, ПТУшник без страха и упрека, гопник шестого разряда. Ты кого тут буржуазной сущностью попрекаешь, Оксана? Кукла Барби ты полногрудая после этого. А откуда вы это знаете, Оксана?
- Обычно я гадаю по пятнам на трусах. Но вам, пожилой следователь, я могу погадать по тампону. Кстати, а к чему все эти расспросы?
- Видите ли, Оксана. Вас супруг Ахмед сообщил мне, что вы удивительно глубоко осведомлены о состоянии дел в уголовном мире нашего города. Я, изначально, в это не очень поверил, объяснив это необъективностью влюбленного в вас Ахмеда, но все же решил проверить. Путем этих дурацких расспросов. И убедился в том, что вы девушка:
- После выхода замуж за Ахмеда я из разряда девушек переместилась в разряд дам.
- Извините. Что вы дама весьма наблюдательная, приближенная к источникам информации и остренькая на язычок.
- Остренькая на язычок в каком смысле?
- О, Господи. Я никогда не говорю о сексе с мало знакомыми дамами, Оксана. Ни до, ни после. В смысле остроумная.
- Ну и?
- И мне бы хотелось поглубже узнать закулисную жизнь городской бани.
- Но, как вы понимаете, пожилой следователь, моя феерическая карьера в бане прервалась в связи с выходом замуж.
- Вот и хорошо. Таким образом вы несколько абстрагировались от банной текучки и можете комплексно и объективно описать ситуацию.
- Тема городской бани огромна и неисчерпаема. Что вас конкретно интересует?
- Оксана, у нас время есть, и я позволю себе начать издалека. На сегодняшний день в нашей стране остро стоит проблема безнадзорности и беспризорности. Даже по самым приблизительным подсчетам, в нашей стране более 700 тысяч детей-сирот, 2 миллиона подростков неграмотны, более 6 миллионов несовершеннолетних граждан России находятся в социально неблагоприятных условиях.
- Ну и при чем тут баня?
- Не перебивайте меня Оксана. Я человек пожилой, а потому нудный. Вам придется с этим смириться. Так вот. В семьях у нас как правило один ребёнок, и, как правило его растит, кормит и поит одна мать.
- Вы слишком мрачно смотрите на мир, пожилой следователь. К примеру, моя мама одна кормила и меня, и моего больного брата.
- Да? Это вселяет оптимизм. Но я все-таки продолжу. Так вот, ежегодно 60-70 тысяч преступлений, совершенных детьми, не достигшими возраста привлечения к уголовной ответственности. Причем. Многие из этих детей используются именно в сфере незаконного оборота наркотических препаратов. В последнее время наши сковские наркоманы приходят к пустырю, расположенному между баней и цыганским поселком, с целью сделать себе внутривенную инъекцию наркотика. В дальнейшем этот процесс назовем 'вмазаться'. Или 'втюхаться', если вам так будет угодно. Благо в баню у нас ходить никому не запрещено. И обращаются эти страждущие к взрослому дяденьке, обычно цыганской национальности, в дальнейшем мы будем называть его 'барыга', с просьбой приобрести, к примеру, герыч. То бишь героин. Или, если с деньгами пока не все в порядке, то хотя бы ханку, то есть опиум-сырец. И что же отвечает им представитель певческого таборного народа? Он им ничего не отвечает и молча берет деньги. Что, прошу особо отметить, само по себе ни коим образом не является действием противоправным. Таким образом задерживать барыгу у нас нет никаких оснований, да и обыскивать его бессмысленно, так никаких наркотиков, естественно, у него нет. Получив деньги он поднимает руку и делает некий жест. А наркоман, палимый солнцем и поливаемый дождем, отходит от него в сторону. Вроде бы ни с чем. Но тут из кустов выскакивает жизнерадостное чумазое дитяти лет этак девяти, и быстро сует наркоману пакет (он же корабль). То бишь спичечный коробок с марихуаной. Или фитюльку, то есть упакованную дозу героина, или просто чек, то есть просто порция героина. В результате в сухом остатке мы имеем следующее. У барыги порошка не бывает, а потому привлечь его невозможно. У шустрой дитяти порошок есть, но привлечь к уголовной ответственности и его нельзя по причине крайнего малолетства. И, наконец, наркомана также нельзя привлечь к уголовной ответственности. Единовременно находящаяся в его руках доза меньше, чем определенная законом как предназначенная для сбыта. В результате все эти злоумышленники, эта группа лиц с птичьими правами рады и все смеются противным зловещим смехом, глупенькие.
- Почему глупенькие? В поле за баню ходят раскумариться все сковские торчки. На сегодняшний день это главная точка, где круглые сутки и шира есть, и ширнуться можно в кустах. Эту точку 'торговый центр 'Детский сад' называют, место известное. Никто тебя там не потревожит. А главное, берут они по божески и никаких буторов.
- А бутор - это что? Оксана вы меня при каждой встрече всегда чем-то удивляете.
- Буторами называют различные побочные добавки к наркотику, примеси, увеличивающие его видимое количество и ухудшающие качество. Чего только не мешают. После таких буторов и почки подсесть могут, и коньки посреди лета откинуть можно.
- Вот, вот, Оксана, сейчас мы подошли к самому главному. Законным путем нам с этой бригадой Олигарха не совладать. Городская баня является главной точкой Олигарха, не его люди там только девочки. Новая цыганская бригада Олигарха весь цыганский поселок в руках держит. Правда, я слышал, бригада вашего супруга Ахмеда хотела бы эту баньку под себя подмять. Мол хочет он этот Олигархов клуб знакомств 'У кого за 30' прикрыть на веки. Я правду слышал, Ахмед?
- Мы же уже все обговорили, пожилой следователь.
- Уже и туман напустить не дают. Итак, Оксана. Я, кстати, ради благородного дела я готов пакетом героина 'Кандагар' пожертвовать. Причем в фабричной упаковке.
- Пол килограмма высококачественного героина? Вы серьезно?
- Комбинация проста, Оксана. Вы, свежеосвобождённая женщина Востока, приходите в баню и говорит тем людям, которые фасуют пакетики с порошком для юных и чумазых бегунков, примерно следующее: 'Я убежала от этого чертового узбека, который лишил меня любимой формы досуга со шприцом в руках. У меня есть пакет 'Кандагара'. Как он попал ко мне - не важно. Я за него прошу ровно половину его реальной стоимости. Даже треть. Но наличными и сейчас. После чего я на веки исчезаю из Скова.
- А если они меня грохнут из-за сутенера?
- Глупости. С сутенером расправился Ахмед, а не вы. И потом пол кило героина стоит гораздо дороже взвода бравых сутенеров.
- А если у меня просто заберут порошок?
- А его у вас с собой и не будет. Место, где храниться пакет, вы покажите после получения денег. Детали вам расскажет ваш супруг.
- А вам то какой прок от этого, пожилой следователь?
- Один мой друг, его зовут Аптекарь, добавил в пакет с героином некое лишнее, не имеющее отношения к наркотическому эффекту вещество, бутор по вашему. Просто этот эпизод не вошел в текст саги. Вещество абсолютно безобидно, его используют при проведении рентгенологического обследования мочевыводящей системы уже лет пятьдесят. Оно выводится через почки и окрашивает мочу в насыщенный розовый цвет. Так вот, параллельно с тем, как сковские наркоманы начинают писать розовым, по городу проносится слух, что через баню идет не чистый 'Кандагар', а с добавкой. И от этой добавки вначале моча окрашивается в розовый цвет, а потом потенция пропадает как не бывало.
А теперь представьте себе. Вы, Оксана, мужчина-наркоман и начинаете писать розовым. Вы взволнованы и бросаетесь к своей половой партнерше. Вы очень волнуетесь. А потому у вас ничегошеньки в постели и не получается. Все! Отравили!!! И тут люди Ахмеда ненавязчиво взывают к мщению. Предлагаю холодное и даже огнестрельное оружие. Почти без денег, по случаю и по дружбе. В результате толпа озверевших наркоманов разносит в щепки и саму баню, и всю бригаду наркоторговцев, снабжающих весь Сков героином не приступая при этом буквы закона. Ну, как вам, Оксана?
- Повесть вазелиновых человечков. Аплодисменты в студию! План как будто хорош. А главное, все в рамках действующего законодательства. Но где идейность? Где героизация простого советского человека?
- Та-ак. Это уже дурное влияние Елены Юрьевны. Скажите прямо, вы это сделаете, Оксана.
- Сделаю. С огромным удовольствием. Знаете, пожилой следователь, пусть это мелкое и личное, но у меня ко всем там счет имеется. Со мной, после того, как меня на иглу подсадили, они обращались: Вы не поверите, я когда-то тургеневской девушка была, в подъезде целовалась: И после того, как их порвет толпа озверевших наркоманов, я не буду долго плакать об их судьбах.
- Вы их так ненавидите, Оксана?
- Нет, мою ненависть надо заслужить. А здесь, разве можно ли ненавидеть отдельно взятый микроб трихомонады? Впрочем, я вру. Я уничтожу их с огромным удовольствием.
- Значит будет поножовщина. Галопирующая диарея и война миров. Точно говорю. Оксана, любимая, не забудешь подготовить мне список тех, кого разорвет озверевшая толпа?
- Конечно, милый. Как ты скажешь.
- В ваших думах о главном заметны кладбищенские мотивы, ребята, так что вы уж будьте аккуратнее.
- Трудности нас не страшат, пожилой следователь.
- Короче, Ахмед, удачи и дожить до понедельника. И Оксану берегите, другой такой красивой и умной девушки вы никогда не найдете. Приду - проверю. Такого размаха событие у нас в Скове еще не бывало. Так что следствие под личный контроль взять придется. А пока ухожу с песней: 'Замерло усё в энтом мире безоблачна-ам...'
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого