На главную
 
Брачная афера на руинах империи
 
Патриарх палестинского эротического кино был женат на своей супруге, Ольге Викторовне, третьим браком. Для Ольги же Викторовны Вячеслав Борисович был первым мужчиной, с которым она связала себя узами Гименея. Свою старшую дочь, Наталью, Ольга Викторовна родила вне брака. Долгожданный, но неожиданный распад Советского Союза. Никем не ожидаемое обретение независимости Абхазией, с последующим бегством из молодого государства большинства его населения. Мало понятные перипетии с принятием Российской Федерацией нового закона о гражданстве. Все это создало новую политическую реальность в семье Натальи.
Её супруг, родом из грузинских князей, будучи освобожденным парторгом Сухумского обезьяньего питомника, в годы строительства коммунизма был человеком в высшей степени состоятельным. После бегства из Сухуми, происходящий из князей парторг нашёл себя при режиме Гамсахурдия, хотя о прежнем достатке не могло быть и речи. При Шеварднадзе его карьера медленно, но верно катилась под гору. И, наконец, революция гвоздик принесла в семью настоящий голод.
Наталья обратилась за помощью к матери. Ольга Викторовна во всем привыкла полагаться на Вячеслава Борисовича. Борщевский взял инициативу в свои руки, доверившись моим рекомендациям. Исполнение главной роли в выездном спектакле, задуманном Борщевским, роли фиктивного жениха, было возложено на одного молодого человека по кличке 'Вова-Сынок'. Один мой знакомый хранитель грузинских воровских традиций благородно согласился временно отойти от дел ради святого для каждого грузина дела похищения невесты. Согласно режиссерскому замыслу он должен был внести национальный колорит, создать атмосферу доверия и возглавить массовку. Ключевым моментом всей комбинации являлось содержание в тайне свадебных торжеств от законного супруга. План действий, навеянный творчеством испанского драматурга Лопе де Вега, был прост и надёжен. Наталья разводится с идейным лидером обезьяньего питомника и сочетается законным браком с Вовой Сынком. Став законной супругой израильского гражданина, счастливая новобрачная, вместе со своей несовершеннолетней дочерью, получает вид на жительство в Израиле, где и проживает, в любви и согласии, вплоть до получения израильского гражданства. После получения искомого гражданства счастливые супруги оформляют развод и живут долго и счастливо вдали друг от друга. Реакционный князь посрамлён. Все рады, все смеются.
Пока Борщевский вместе с беглым парторгом обезьяньего питомника обходил дозором тбилисские рестораны, Вова Сынок участвовал, в качестве счастливого жениха, в пышной, с фотографом и кинооператором, грузинкой свадьбе. Фотографии и фильм были призваны служить доказательством не фиктивности брака. На фото- и кинодокументах должны были быть изображены жених и невеста в соответствующих одеждах и в окружении дорогих гостей. На основании этих фото- и кинодокументов специалисты из Израильского министерства внутренних дел должны были объективно оценить степень искренности тостов, объятий и поцелуев. Всё это было направленно на выявление фиктивных браков.
Семнадцатилетнюю дочь Наталии, в которую Сынок влюбился с первого взгляда до такой степени, что с трудом функционировал в качестве жениха на свадьбе её матери, пришлось удочерить.
В отличие от Вовы Сынка, хранитель грузинских воровских традиций справился блестяще. Приглашённые на свадьбу в качестве родственников и гостей сокамерники грузинского вора по тбилисскому следственному изолятору были полны достоинства, искренне радовались счастью молодых и вспоминали смешные случаи из воровской жизни. А организованные им оформление развода Натальи с парторгом, а так же процесс удочерения, проведённый за одну ночь и завершившийся к утру постановкой печати 'Апостиль', делающей любой документ международно признанным, вызывали всеобщее восхищение. Хранитель грузинских воровских традиций строго следовал утверждённому сценарию и допустил импровизацию только один раз. Будучи человек чрезвычайно щепетильным в вопросах чести, он с самого начала рассказал парторгу Сухумского обезьяньего питомника в изгнании о творческих планах Борщевского по похищению Натальи. И оказался прав.
Ни тесное общение с обезьянами, ни даже многолетняя работа в качестве освобождённого парторга, не смогли поколебать моральных устоев отпрыска старинного княжеского рода. Понимая, что в обозримом будущем он не увидит ни своей жены, ни единственной дочери, гордый парторг, на протяжении всей, проходившей в тайне от него, свадьбы своей супруги таскал Борщевского по Тбилиси и с жаром рассказывал ему об истории города. Когда же дорогие гости, продолжая соблюдать строгую секретность, отбыли в аэропорт вместе с его чадами и домочадцами, представитель старинного княжеского рода, всю сознательную жизнь проработавший освобождённым парторгом Сухумского обезьяньего питомника, добросовестно изображал спящего под столом в ресторане в течение двух с половиной часов. Борщевский дал указание не будить овдовевшего князя, пока самолёт не улетит. В тот день вылет на Тель-Авив задержали на два часа.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого