На главную
 
Кирилл и Мефодий
 
В моём понимании, и я думаю, что люди верующие меня поддержат, эти строки являют собой подлинную вершину человеческого духа, возвышающуюся как заснеженная вершина пика Сынов Ислама (бывший пик Коммунизма) над безымянными пригорками.
Готовя себя к поприщу раввина, мне довелось писать дипломную работу на тему: 'Rocking of the Jew during a pray as the key factor of formation of Russian literary tradition' (Раскачивание еврея во время молитвы как ключевой фактор формирования русской литературной традиции). Эта тема поистине безгранична и я, естественно, не могу полностью раскрыть её в своем маленьком импровизированном докладе. Но мне бы хотелось остановиться на крупнейшем явлении в русской литературе в советский период, которое во многом определило дальнейшее развитие русской литературы в двадцатом веке. Я имею в виду роман Ильфа и Петрова 'Золотой Теленок'.
'Васисуалий Лоханкин раскачивался, как старый еврей на молитве', - пишут классики. В течение длительного периода времени я наблюдал, как раскачиваются молящиеся евреи разных возрастов, и пришел к однозначному выводу, что все раскачиваются одинаково. Васисуалий Лоханкин раскачивается в тот трагический момент своей жизни, когда от него уходит Белая женщина. То, что это именно она, не подлежит сомнению. Ильф и Петров особо подчеркивают, что у неё большие белые груди. Мы не можем пройти мимо этого факта. В тридцатые годы двадцатого века молодые евреи на молитвах уже не раскачивались. Молились и, соответственно, раскачивались евреи старые.
Теперь рассмотрим чисто литературную сторону вопроса. Авторы особо подчёркивают, что плач Васисуалия написан пятистопным ямбом. Я позволю себе напомнить эти бессмертные строки по памяти:

Варвара, самка ты. Тебя я презираю.
К Птибурдюкову ты уходишь от меня.

Спросим себя, что значит, с точки зрения истории религии, молитва? Молитва - это просьба, обращенная к Богу. Молитва является очень древней формой религиозного поведения (поведения, обусловленного верой в Бога). Как только появилось осознание того факта, что существует кто-то одушевленный, который определяет и контролирует происходящие события, тут же появляется потребность обратиться к нему с просьбами и пожеланиями. Это раннее утро человеческой цивилизации. Тогда же появляется пятистопный ямб. На заре цивилизации человек обратил внимание, что текст, изложенный в определенной форме, способен вызвать эмоции, помимо эмоций, зависимых от содержания этого текста. Эти эмоции обычно приятные, и их хочется ощутить вновь и вновь. Это можно сделать, повторив тем же образом тот же текст. Таким образом, человечество открыло для себя литературу. Кроме содержания, это первичное произведение искусства имеет свой ритм. Поддержать этот ритм можно раскачиванием, тем более что раскачивание помогает сосредоточиться на тексте. В результате мы получаем пятистопный ямб в исполнении раскачивающегося чтеца-декламатора.
Пятистопный ямб, соединяющий в себе и прозу, и поэзию, является не результатом их соединения, а наоборот, проза и поэзия являются результатом развития первичной литературной формы, которой является пятистопный ямб.
Молитва появилась задолго до появления концепции единобожия, которое является продуктом длительной эволюции религиозной мысли. Концепция единобожия впервые была сформулирована иудаизмом четыре тысячи лет назад. Еврейская молитва как сформировавшаяся к тому времени форма религиозного поведения взята из предшествующих ему религиозных культов. И молитва, и священные еврейские книги написаны пятистопным ямбом как общепринятой и единственной тогда литературной формой. Четыре тысячи лет - это очень давно, тогда в Финляндии ещё не закончился ледниковый период.
Через три тысячи лет, в конце первого тысячелетия нашей эры, Византийская империя приступает к активной экспансии в славянский мир. Наряду с прочими разрабатывается и стратегия идеологической экспансии. Монахами Византийской (греческой, ортодоксальной, православной - все это разные названия одного и того же) церкви создается алфавит для староболгарского языка, и этим алфавитом записывается переведённая на староболгарский язык Библия. Коллектив монахов, проделавший этот титанический труд, состоял из двух человек, которых звали Кирилл и Мефодий. Староболгарский язык в дальнейшем стали называть церковнославянским, так как на этом языке ведется церковная служба во всех славянских странах, где исповедуется православие. Библия состоит из двух частей: религиозных еврейских книг, эта часть называется Ветхим Заветом, и описания жизни и деятельности Иисуса Христа со слов его сподвижников, которых называют апостолами. Эта часть называется Новым Заветом.
Кирилл и Мефодий были для своего, а тем более для нашего времени были людьми исключительно образованными. Переводя на церковнославянский Ветхий Завет, они старались сохранить содержание и стиль ивритского оригинала, в результате чего в переводе был сохранен пятистопный ямб. Под влиянием Библии стала развиваться молодая славянская культура. Другой монах, Нестор-летописец, описывает в двенадцатом веке неудачную военную кампанию князя Игоря всё тем же пятистопным ямбом. При её исполнении трудно удержаться от раскачивания. Пятистопный ямб берёт своё. При её чтении исполнители раскачивались, как раскачивался Васисуалий Лоханкин и жившие в то безрадостное и полное оптимизма время старые евреи. Я позволю себе вновь процитировать плач теряющего Белую женщину Васисуалия, уже с указанием движения туловищем:

Варвара, самка ты (конец наклона), тебя я презираю (конец подъема).
К Птибурдюкову ты (конец наклона) уходишь от меня. (конец подъема, бурные, продолжительные аплодисменты переходящие в овации. Все встают.)

В дальнейшем появилась свободная от пут ритма, рифмы и мелодии проза, дающая возможность сказать всё, что хочешь, кратко и точно. Появились завораживающая рифмой поэзия и чарующая мелодией песня. В дальнейшем эти жанры стали развиваться сами по себе. Но все они вышли из пятистопного ямба, при исполнении которого уже четыре тысячи лет раскачиваются евреи, тысячу лет назад раскачивались Кирилл и Мефодий, покачивался Нестор-летописец, раскачивался, как старый еврей на молитве, Васисуалий Лоханкин.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого