На главную
 
 
- Если вы работники милиции, мне бы хотелось увидеть ваши удостоверения.
- А прокатиться с ветерком на 'Скорой помощи' тебе бы не хотелось? Я тебе в две минуты это организую, если не прекратишь Муму сношать.
- Заткнись Хомяк, - главный поморщился, - Хомяк парень грубый, но добрый. К примеру, я гораздо злее. Но сейчас я просто хочу, чтобы вы нас правильно поняли. Если вы ее найти поможете - мы расстанемся друзьями. Более того, наше к вам расположение самым положительным образом скажется на вашем материальном положении. Если же, не дай Бог, вы от нас что-то скроете, то, я не могу на это закрывать глаза, нам придется вызвать у вас целую гамму болевых ощущений, что, в конечном итоге, резко ухудшит состояние вашего здоровья.
- То есть вы черные проктологи?
- Нет, мы не рэкетиры. Вы же вы видите, у нас и паяльника с собой нет.
- Хомяк, закрой пасть. Ты что, не видишь, что твои остроты тяготят господина аптекаря? - главный снова поморщился. - Вы успокойтесь. Я еще раз повторяю, мы не милиция, и мы не собираемся на вас наезжать. Мы просто хотим найти эту девушку и просим у вас помощи. Вот и все. Поняли? Вот и славненько. Давайте быстренько перестаем нервничать и спокойно, еще раз, по порядку, вспомним, как было дело.
- Ну, как было дело. Вы знаете, наша аптека работает круглые сутки. Было уже поздно. Где-то часов десять вечера, может быть больше. В аптеке никого не было. Зашла девушка. На мой взгляд симпатичная. Я бы даже сказал красивая. Одета была в черные джинсы и серую майку. На майке что-то написано по-английски. Майка обтягивающая такая. На улице дождь шел, девушка мокрая была и просвечивала.
- Потенция, я смотрю, в тебе еще теплиться. Крепок дуб не по годам, - вновь не сдержался Хомяк.
- Иначе я бы ее просто не запомнил, - пожал плечами аптекарь, - Она купила шприцы и иголки к ним. Шприцы десятиграммовые. После чего ушла. Вот собственно и все.
Главный достал стодолларовую купюру и в нерешительности повертел ее в руках, после чего вновь спросил:
- Может быть еще что-нибудь вспомните?
- Вспомню, - просто сказал аптекарь, забирая купюру, - девушка плохо себя чувствовала. Шприцы ей были уже ни к чему.
- Еще как 'к чему', - воскликнул Хомяк, - она же конченая наркоманка! Героина то у нее было завались, а вводить как? Без шприца тут не обойдешься. Это должен знать каждый аптекарь, как бы сексуально озабочен он не был.
- Господин Хомяк мыслит правильно, - продолжил аптекарь, - без шприца очередную дозу не внести. Но девушка была в таком состоянии, что иголкой в вену она бы не попала. Хотя наркоманы и делают это мастерски. У нее уже начало путаться сознание и на мои вопросы она отвечала формально, а движения уже были плохо организованны. На вашем языке ее уже 'здорово ломало'. В таком состоянии даже если бы она и смогла набрать наркотическое вещество в шприц, во что я мало верю, то в вену она бы не попала точно.
- То есть вы хотите сказать, - продолжил его мысль главный, - что с ней был кто-то еще, кто сделал ей укол?
- Что было с девушкой после ее ухода я не знаю. Но если кто-то посторонний не ввел ей наркотический препарат, то сейчас она находиться в больнице.
- Вы абсолютно правы, - задумчиво произнес главный, - и эти сто долларов честно заработаны вами тяжелым трудом и годами напряженной учебы. Что собой представляет ломка от героина я видел. Без реанимации тут действительно не обойдешься. А если есть кто-то третий, и мы не найдем эту стерву в больнице, то это в корне меняет ситуацию. Впрочем, это уже наши проблемы. Но в любом случае я вам очень благодарен. Но вы уверены, что сама себе героин она ввести не могла?
- Я точно знаю, что в таком состоянии человек не способен выполнять действия, требующие тонкую координацию. А потому сделать внутривенную инъекцию, тем более самому себе, он не способен, - спокойно сказал аптекарь.
- Очень приятно было с вами познакомиться, - с улыбкой сказал главный, - серьезно. Вы человек умный, знающий и наблюдательный. А на Хомяка вы не обижайтесь. Он начинал как рэкетир, впрочем, как и я. Тут вы абсолютно правы. Но парень он не плохой. И мне вериться в наше благотворное сотрудничество и в то, что эти сто долларов были для вас не последние.
- Да от нищеты проклятой я уже руки опустил, - тяжело вздохнул аптекарь, - Жена у меня тяжело болеет, требует постоянного ухода. Ну и сыну помогать надо, он у меня в институте учиться. Пошел так сказать по стопам. Я ведь когда-то в НИИ Токсикологии работал. Большие надежды подавал, новое вещество синтезировал. Кандидатскую почти закончил, думал райскую птицу за яйца поймал. Соавторство начальника лаборатории с пренебрежением отверг. Думал, не дам примазаться к своему изобретению всякой бездари. После чего меня оттуда и выперли. Якобы я спирт воровал. Пил на рабочем месте. Запустил текущую документацию, что ставит под вопрос результаты проделанной работы. С работы выгнали. Спасибо в эту аптеку взяли.
- А ты не пил и документацию не запустил? - ухмыльнулся Хомяк.
- Пил умеренно, соответственно воровал спирта не много, - рассмеялся аптекарь, - а документацию запутал сознательно. Результаты уже были получены, а давать их в руки всякой бездари мне не хотелось.
- Вы мне нравитесь все больше и больше, - завершил беседу главный, - но надо идти. Нам, знаете ли, срочно нужно в больницу. Хотим навестить одну девушку. Хомяк сейчас сбегает за апельсинами. Но мы еще увидимся. Хомяк, скажи господину аптекарю 'До свидания'.
После ухода непрошенных гостей аптекарь выкурил сигарету, после чего достал записную книжку, нашел там запись 'пожилой следователь' и набрал номер телефона, который был записан воли этой записи.
- Это аптекарь. Приезжай, срочно.
- Ты что, сдурел? - ответил сонный голос в трубке, - Два часа ночи!
- Я тебе ночью звоню первый раз за десять лет. Повторяю, срочно приезжай.
- Сейчас буду, - ответил пожилой следователь. Он окончательно проснулся и понимал, что по пустякам его беспокоить не будут. В качестве внештатного осведомителя пожилой следователь завербовал аптекаря много лет назад, когда еще сам занимался оперативной работой. И за это время пустых звонков от аптекаря никогда не было. Впрочем, их отношения постепенно приняли дружеских характер. Более того. Аптекарь частенько наряду с информацией давал пожилому следователь и наличность. Свободные деньги заметно облегчали оперативную работу, да и в домашнем хозяйстве были далеко не лишними. Впрочем, пожилой следователь неизменно гасил нездоровый интерес, который возникал иногда в органах охраны правопорядка по отношению к финансовой и прочей деятельности принадлежащей аптекарю единственной в городе Скове круглосуточно работающей аптеке. Так что отданные пожилому следователю деньги тратились аптекарем не зря. Совсем не зря.
После того, как он разбудил пожилого следователя, аптекарь набрал другой номер телефона.
- Надежда Романовна, я прошу прошения за звонок в такое время, но мне срочно необходимо отлучиться. Я хочу попросить вас срочно придти и заменить меня в аптеке до утра. В восемь вас сменят.
- Да, да, конечно. Я сейчас спущусь.
Аптека располагалась на центральной площади Скова в старом добротном двухэтажном здании, построенном еще каким-то купцом второй гильдии. Дом подвергался неоднократной перестройке, и в настоящее время там располагалось четыре квартиры. Все здание принадлежало аптекарю. Одна из квартир на первом этаже была переоборудована под аптеку, в другой проживал сам аптекарь со своей женой. Его жена страдала тяжелым артритом и могла с трудом передвигаться по дому. В двух квартирах на втором этаже, также принадлежавших аптекарю, проживали две семьи. Одна состояла из Надежды Романовны и двух ее детей. Эта семья несколько лет назад перебралась в Сков откуда-то из Средней Азии. Там Надежда Романовна много лет работала заведующей большой аптекой, но сейчас она была рада и работе простого аптекаря, тем более что ей предоставили отдельную квартиру рядом с работой. Так что неожиданную просьбу выйти на свое рабочее место в два часа ночи она восприняла с пониманием. Тем более что такие просьбы от хозяина аптеки поступали не в первый раз. Впрочем, такого рода дополнительную работу он не забывал оплачивать. Так что у Надежды Романовны были веские причины дорожить своим рабочим местом.
Вторую квартиру снимала офицерская семья. В старинном русском городе Скове находилась база дивизии воздушно-десантных войск, и многие офицеры снимали жилье в городе. Еще в доме имелся огромный подвал, где находился аптечный склад и еще какие-то помещения, но ключи от массивной железной двери, ведущей в подвал, были только у аптекаря. В подвал можно было спуститься непосредственно с аптеки. Впрочем, туда можно было спуститься и из квартиры аптекаря, но это мало кто знал.
Надежда Романовна приступила к своим обязанностям через пятнадцать минут. Надежда Романовна знала, что в подвале оборудована помещение, где изредка аптекарь принимал пожилого следователя, но никогда там не была. И у нее были веские причины не проявлять не нужного любопытства.
Еще через пятнадцать минут в аптеку зашел пожилой следователь, который вместе с аптекарем спустились в подвал.
- Господи, это что такое!? - воскликнул пожилой следователь, когда они спустились в оборудованное в подвале помещение для интимных встреч. Это помещение представляло собой однокомнатную квартиру, не имеющую окон.
Аптека, работающая круглые сутки является идеальным местом для конспиративной милицейской квартиры. В любое время дня и ночи сюда может придти любой человек не вызывая не у кого никаких подозрений. Термометры покупать у нас еще никому не запрещено! А спустившись в подвал этот человек может в спокойной и комфортабельной обстановке рассказать все что знает находящемуся с ним в негласном контакте оперативнику. Впрочем, квартира была оборудована железной дверью и находилась в центре подвала, поэтому, чисто теоретически, она могла функционировать и как хорошо скрытое от посторонних ушей и глаз место предварительного заключения. То есть заключения, которое предваряло оперативно-розыскные мероприятия, проведенные в соответствии с действующим законодательством. Но эти нелепые домыслы, несомненно, являлись гнусными инсинуациями, ставящими своей целью опорочить в глазах общественности светлый облик работников правоохранительных органов.
- Кто это? Что с ней? Как она сюда попала?
На полу комнаты, где пожилой следователь частенько беседовал со своими 'источниками информации' в настоящее время лежал матрас, обложенный со всех сторон подушками и одеждой. На матрасе лежала девушка. Впрочем 'лежала' не было бы подходящим словом, определяющим то, что она делала. Девушка металась по матрасу из стороны в стороны. При этом периодически из ее рта вырывались звуки, которые при желании можно назвать стонами. Пожилой следователь наклонился к ней, потряс ее за плечо и спросил:
- Тебя как зовут, красавица? Что ты так мечешься?
Девушка никак не среагировала на обращенные к ней вопросы и продолжала как-то монотонно крутиться как угорь на сковородке.
- Слушай, да она без сознания! - воскликнул пожилой следователь, - Почему ты не отвезешь ее в больницу? Она же у тебя тут коньки откинет!
- А что ей сделают в больнице? - пожал плечами аптеке, - Там не то, что лекарств нет, там клизмы давно свой моторесурс давно выработали. А у меня и медикаменты есть, и уход я за ней обеспечу круглосуточный. Когда сам спать лягу, за не Романовна присмотрит. В любом случае это состояние длиться не более двух суток.
- А что с ней? - спросил пожилой следователь, усаживаясь в кресло, - Вроде молодая девчонка, а припадочная какая-то. Эпилепсия такая, что ли?
- Девчонка молодая, - согласился аптекарь, - и, на мой взгляд, очень красивая. Но у нее не эпилепсия. Это абстинентный синдром на опиаты.
- А теперь скажи тоже самое, но по-русски, - попросил пожилой следователь.
- Наркоманка она, - объяснил аптекарь, - колет себе героин или что-то в этом роде. А сейчас у нее состояние, которое наступает, если наркотик во время не ввести. У нее такие ощущения, как будто ей кости ломают. Боль страшная. Поэтому наркоманы называют это состояние 'ломкой'.
- А-а, - протянул пожилой следователь, - про ломку я уже слышал. Кончился у девочки героинчик, вот она и поехала. Ничего, это ей на пользу. Девка на самом деле красивая. Кто-то мог бы удовольствие от нее получить. А она на иглу села, это ей наука будет. Лишь бы только не умерла. Ты твердо решил ее в больницу не отправлять?
- Твердо. В больнице она точно умрет. Грохнут в течение получаса. За ней люди олигарха приходили. Я им посоветовал ее в больнице поискать, они сейчас туда и направились.
- А кто приходил?
- Один здоровый такой качок, кличка Хомяк. Второго не знаю как зовут, татуировка у него еще, скорпион по шее бежит. Как бы ужалить хочет в сонную артерию. Прямо произведение искусства. Работа тонкая и очень натурально.
- Ого! Уважили тебя. Хомяк у олигарха трудиться в качестве бригадира рэкетиров. Участок у него ответственный - базар, железнодорожный вокзал. Если такого от дела олигарх оторвал, значит, дело серьезное. А второго мы вообще плохо знаем, но мне хотелось с ним поближе познакомиться. Появился он в наших краях недавно, но у олигарха в главных советниках ходит. Есть невнятные сигналы, что при олигархе кого-то представляет. Какую-то серьезную лавочку из Москвы, которая занимается наркотиками. Ты можешь мне его поярче осветить?
- Попробую, - пожал плечами аптекарь, - я ему понравился. Он мне даже дружбу и любовь предлагал. И деньги. И кстати, насчет того, что у дивульки этой героин кончился, ты ошибся. Шприцы у нее кончились, ко мне она пришла шприцы купить. А героина у нее достаточно, что бы все сковских наркоманов до конца жизни обеспечить. В той красной сумке золотой весь золотой запас.
- Ух ты! - воскликнул пожилой следователь открывая сумку, - Самый качественный товар. Героин 'Кандагар' в фабричной упаковке. И фирменный знак, три льва и надпись арабской вязью, интересно, что там написано. Да сколь же тут пакетов! Да мы за все время, что я работаю, столько не изъяли. Тут не Сков, а Майями какое-то.
- Ну и сколько ей за это светит? - поинтересовался аптекарь.
- Ей светит от семи до пятнадцати. Но, судя по дозе, пятнадцать ей светит ярче. Нам недавно сигнал поступил, в московском поезде везут героин. С Питера даже собак привезли, обученных искать героин. Вчера перевернули весь поезд, но нашли одного у таджика триста грамм героина. Начальство это расценило как большой успех, теперь ждем раздачи наград и подарков. Приезжали из Москвы, мягко предлагают сдать им источник. А я не сдам. Больно человечек хороший, самому пригодиться.
- Сдашь, куда ты денешься, не первый раз. Знаю я вашу кухню.
- Ну и сдам. Пускай подавятся. Тут то килограмм пять, не меньше. Девочку жаль, конечно, мордашка как нарисованная, но перед посадкой она мне все расскажет. В больницу ты ее правильно не отвез. Там бы олигарх ее замочил, даже если бы я возле нее пост поставил. А здесь она у меня полежит в целостности и сохранности. А ты уверен, что она не умрет? Смотри, как ее крутит.
- Не должна. В принципе, у не сердце может остановиться, но у меня шприцы с лекарствами наготове. В крайнем случае, героин ей вколю. Тогда все это снимется.
- А чего же ты сейчас героин ей не вколешь?
- Если сейчас ей героин ей вколоть, его и дальше колоть надо. А так она 'переломается' и в себя придет. Кстати, ты ее не посадишь. Я ее для себя оставлю. Это мой шанс. Надоела уже все до чертиков.
Они замолчали. Аптекарь уже много лет ухаживал за своей обезображенной болезнью женой. Бросить ее в таком состоянии, когда она почти не могла двигаться и требовала постоянного ухода, он не мог набраться духа. Сначала было стыдно перед еще маленькими детьми, а потом по привычке. И вот теперь ему подвернулась эта девчонка. И следователь, и аптекарь прекрасно понимали, что деваться ей некуда. В лучшем случае ее ждало пятнадцать лет отсидки, в худшем ее бы убили гвардейцы сковского олигарха. Впрочем, какой из этих вариантов был лучшим.
Пожилой следователь поймал себя на мысли, что аптекарь, бывший уже много лет 'источником' пожилого следователя, и не только информации, но и денег, фактически был единственным человеком, с которым он мог быть совершенно откровенным, и с которым ему было приятно общаться. После окончания того служебного расследования, которое вполне могло закончиться лагерем для работников правоохранительных органов, когда, казалось, самые близкие друзья от него отвернулись, пожилой следователь особенно дорожил своими отношениями с аптекарем. Тем более, что жил он один. Развелся давно, дети и бывшая жена жили в Ростове. Он помогал им деньгами, когда была такая возможность, но, фактически, они давно уже были чужие люди.
- Черт с тобой. Кукла она действительно редкая, хотя ты с ней еще намучаешься. Знаю я этих наркоманов, но это твое дело. А сумку с наркотиками мы нашли на центральной площади Скова. Кто-то повесил ее на протянутую руку памятника Ленину: В общем, придумаю что-нибудь. Так, говоришь, через день-два твоя любовь в себя придет? Хоть поговорить то с ней ты мне разрешаешь? Я к тебе послезавтра приду.
Пожилой следователь не обманул и прибыл через день под вечер. Срочно купить пачку презервативов. Надежда Романовна, привыкшая к его остротам, молча пропустила его в глубь аптеки, откуда он и спустился в оборудованную в подвале конспиративную квартиру. Там было уже прибрано, матрас занял свое законное место на кровати. Вместе с ним на кровать перебралась и девица, которая была одета несколько вызывающе. На ней был свитер аптекаря и ничего больше. Но это не мешало ей самозабвенно участвовать в скандале
- А! - полным злорадства голосом произнесла девица, - Вы, как я понимаю, работаете в милиции?
- В свободное от рыбалки время, - признался пожилой следователь.
- Очень хорошо, - полным злорадства голосом она одобрила профессиональный выбор пожилого следователя, - я желаю сделать официальное заявление. Этот Пилюлькин меня раздел, и по всей видимости, изнасиловал. Пусть милиция примет меры.
- Вы правы, находясь в камере, вы можете подать жалобу.
- В какой камере? За что? - удивилась девушка.
- Ну, как же, милочка! - всплеснул руками пожилой следователь, - вы же наркотики перевозили. От семи до пятнадцати лет согласно действующего законодательства. В сумочке, согласно протоколу, находилось более четырех килограммов отличного героина. Сорта 'Кондагар', в фабричной упаковке. Между прочим, это большой успех сковской милиции. И все благодаря вам, голубушка. Кстати, как вас зовут?
- Галя, - быстро соврала девушка. Простые, но доходчивые слова пожилого следователя произвели на нее большое впечатление. У девушки задрожали губы, а на глазах заблестели слезы.
- Кончай ее пугать, - сказал аптекарь.
- Ничего, ничего, - жестко сказал следователь, - ты ради нее головой рискуешь, а она, блин, тебя Пилюлькиным называет.
- А вы не врете, вы действительно милиционер?
Пожилой следователь протянул ей свое удостоверение.
- Мать твою! - ойкнула девица, узнав о звании и занимаемой должности пожилого следователя, - что со мной теперь будет?
- Это зависит от знакомого тебе Пилюлькина, - продолжил пожилой следователь, - Он попросил меня пока вывести тебя из уголовного дела. Но он может и передумать, а я вынужден прислушиваться к его просьбам. Ну, так как с жалобой на изнасилование, Елена Юрьевна?
- Какая жалоба? Да пускай насилует на здоровье, - усмехнулась девушка.
- И еще большая просьба. Вы сказали мне, что вас зовут Галя. Так вот, это был последний раз, когда вы мне соврали. Договорились?
- Чего вы оба от меня хотите? - Девушка прекратила ерничать и говорила совершенно спокойно, - если денег, то их у меня нет. Если постели, то это ваше право. Единственно, что я вас прошу, не отправляйте меня в тюрьму. Живой я оттуда точно не выйду.
- Оба мы хотим от тебя разного. И ты постарайся с нами договориться. Аптекарь, как я понимаю, действительно хочет от тебя постели.
- Обещаю показать себя самым лучшим образом, - усмехнулась девушка, - можно прямо сейчас.
- Я же хочу совершенно другого. Я хочу посадить всех, кто хоть каким-то боком связан с транспортировкой и торговлей наркотиками в Скове. Кроме тебя, конечно. Тебя аптекарь грудью закрыл. Поэтому ты мне сейчас расскажешь все, что знаешь, и без вранья ответишь на все мои вопросы.
- Дайте мне сигарету, - попросила девушка.
- Не надо сигарету, - остановил следователя аптекарь, - она бросила курить вместе с прекращением приема героина.
- Молодец, - одобрил решение девушки пожилой следователь, пряча сигарету. Девушка застыла с протянутой рукой.
- А сладкое мне кушать можно, или глисты заведутся?
- Ну что ты на меня смотришь, тут аптекарь командует.
- Можно, - милостиво разрешил аптекарь, - если руки будешь мыть как следует.
- Вот видишь,- порадовался за девушку пожилой следователь, - да у тебя будет не жизнь, а малина. И все благодаря господину аптекарю. Не понимаю, чем ты, Елена Юрьевна, недовольна.
- Издеваются над бедной девушкой как хотят. Шупашупс суют в открытый ротик. Изверги престарелые.
- А не расскажет ли бедная девушка своим извергам душераздирающую историю о том, как в ее нежные ручки попала сумка с пятью килограммами героина, - попытался вернуть беседу в предметное русло пожилой следователь.
- История эта уходит своими корнями в недалекое прошлое, - начала свой рассказ девушка.
- Ишь ты, - ухмыльнулся аптекарь. Пожилой следователь так же не смог сдержать улыбки.
- Жила была одна красивая девушка. Пользуясь своей красотой, она, безнравственным путем, зарабатывала довольно приличное количество денег. И все бы хорошо, но подсела девушка на наркотики. В результате ее товарный вид, а, следовательно, и заработки упали, а расходы возросли. Постепенно девушка влезла в астрономические долги. И в один прекрасный день ее поставщик героина поставил ее в известность, что ее долг он продал группе следящих за своим здоровьем атлетически сложенных молодых людей, которые специализируются на выбивании денег. Вскоре красивой девушке посчастливилось познакомиться с этими молодыми людьми. Дело происходило следующим образом. Девушка, без копейки денег, лежала на кровати в своей запущенной до нельзя квартире. чувствовала она себя неважно, так как у нее температура была под сорок, а прием очередной дозы она старалась оттянуть, что бы оставшегося у нее героина на дольше хватило. В квартире, где она лежала, было холодно, очень грязно и второй день полностью отсутствовала еда. Спуститься в магазин у нашей Золушки не было сил. И тут без стука вошли атлетически сложенные молодые люди. Один из них был молод, второй был постарше.
- Мы пришли получить с тебя долг, - мягко улыбаясь сказали они.
- Не думаю, что вам это удастся, - мужественно бросила им в лицо девушка.
- Нам придется тебя побить, сука, - сказал более атлетически сложенный, поглаживая сильной мужской рукой лицо девушки.
- Если вы меня покалечите, то денег я уж точно не заработаю, - разъяснила ситуацию девушка, от ужаса прикрывая глаза.
- Слушай, Ноготь, что-то мне ее молотить не в кайф, - сказал атлет, - у нее высокая температура, она и так еле шевелиться. У тебя хоть лекарства есть?
- Ты, Хомяк, сюда работать пришел или благотворительностью заниматься? - раздраженно спросил Ноготь. - Ты еще сбегай ей лекарств купи, аптека внизу, и букет ландышей не забудь прихватить.
- Хорошая мысль, - ухмыльнулся Хомяк, - я сейчас так и сделаю. А ты ее не травмируй, на словах все объясни. Она поймет, по глазам вижу.
- Слушай меня внимательно, девуля, - сказал Ноготь, беря девушку за руку. Температура у тебя действительно что надо. Ты хоть меня слышишь?
- Слышу, - пробормотала девушка. Ей было так плохо, что она была бы согласна на то, чтоб ее убили.
- Чует моя пиписка, что Хомяку ты понравилась. Но поможет тебе это мало. Ну сейчас мы над тобой не поработаем, придем завтра - результат будет один. Рассказать тебе, почему меня зовут 'Ноготь' или ты догадалась?
- Я догадалась.
- Вот и славненько. Я тебе пока разобью телевизор, чтобы ты не отвлекалась от раздумий в нужном направлении, а пальчики твои пока трогать не буду. Маникюр, было, смыть хотел, чтобы видеть, как иголка идет, да с Хомяком сориться не хочу. Он когда мягкий, а когда и совсем отъеханный. Чечня ему совсем характер испортила. За лекарствами он ей пошел. Кому-то расскажи - не поверят. Кстати он тебе и пожрать принесет. Я его знаю. Ну, так вот. Деньги нужно отдать. Сумму ты знаешь. Иначе сама понимаешь, что с тобой будет. Долги выбивать наша профессия. Ты меня слышишь или совсем отъехала?
- Слышу.
- Маникюр смывать?
- Не надо. Я по частям отдам. Дайте мне только время заработать.
- Ну, Ноготь, ты совсем мудак! - сказал Хомяк, заходя в квартиру, - ты хотя бы воду вскипятил.
- И полы бы помыл, - огрызнулся Ноготь.
- Иди, иди, ставь чай, мы тут с девушкой наедине побеседуем.
- Я тоже хочу. Что я, не мужик? Смотри, как у нее грудь торчит.
- Не болтай много. Готовь пожрать и не залазь, пока не позову. Захотелось ему, блин.
- А ты кончай реветь! Прими эту таблетку, сказали, за час температура упадет. И почему у вас, у наркоманов, всегда такой бардак в квартире? Никак к этому привыкнуть не могу. И случай меня внимательно. Долг свой ты, конечно, отдать не сможешь. Ты стриптизершой работаешь, таким образом и своих клиентов клеишь. А в таком виде глядя на тебя плакать хочется. Не реви, я сказал! А сейчас ты за шест можешь целиком спрятаться. По животу ее бить порекомендовали, суки. И не отворачивайся от меня! Смотри прямо в глаза! Что-то я действительно с катушек съехал. Ноготь прав. В общем слушай меня. Ты должна сделать одно дельце. Сделаешь - долг спишется.
- Сделаю.
- 'Сделаю'. Кончай реветь, не могу на это смотреть. Не перестанешь - ударю. Ну! Ты хоть спроси, что сделать.
- Все сделаю, я в постели специалистка международного класса. Просто я сейчас не в форме.
- 'Международного класса', блин. Пока мы там по зеленке бегаем, тут самых красивых русских девок негры и арабы трахают. Суки, блин. На иглу сажают. Да такой как ты на витрине место, за стеклом. Чтоб люди любовались. Да они таких как ты в своих аулах поганых только кино и видели. 'Ты ее в живот для начала бей'. Блин. Ладно. Не о постели речь. Ты поешь, умойся. Доза на завтра у тебя есть?
- Есть.
- Уколись, не тяни, еще получишь. Завтра тебе позвонят. Вот мобильник. Делай, что тебе скажут по телефону. А сейчас чаю выпей. Я тебе малиновый чай принес. Отогрейся, поешь, поспи. Успокойся. Ничего страшного от тебя не потребуют. Так, ерунда. Делай, что тебе скажут и все будет нормально.
- Сделаю. Мне уже легче. А вы четко сработали. В хорошего и плохого милиционера как по нотам сыграли. Требуйте 'Оскара'. Если не дадут - сразу загоняйте под ногти иголки и бейте в живот.
- Хомяк и Ноготь переглянулись.
- Такую девку на иглу подсадили, су-уки, - Хомяк зло сплюнул.
- Ты не ищи на свой красивый зад приключений, и все будет хорошо, - сказал ей Ноготь, - делай, что только то, что тебе скажут, дурную инициативу не проявляй. И не вздумай в сторону вильнуть. В этом случае спектаклей никто перед тобой разыгрывать не будет. Просто живьем кожу сдерут. Я буквально говорю, не аллегорически. Хомяк соврать не даст. Так что жди завтра звонка. Толика знаешь?
- Нет.
- Не переживай, завтра познакомишься.
Ноготь оказался прав. Утром следующего дня мобильник заиграл мелодию 'Владимирский централ'.
- Алло, - бодро ответила девушка.
- Лена? - поинтересовались в трубке.
- Да.
- Леночка, здравствуйте. Меня зовут Анатолий. Мне вчера передали, что вы согласились выполнить мою просьбу. Вы не передумали?
- Ну что вы! - ответила девушка, - Сделаю это с огромным удовольствием.
- Огромное вам спасибо. Леночка, сколько времени вам потребуется, что бы собраться погулять в парке? Полчаса хватит?
- Хватит.
- Хорошо, только когда будете спускаться, не забудьте заглянуть в почтовый ящик. Через полчаса я вам перезвоню.
В почтовым ящике оказался конверт с деньгами.
- Леночка, вы получили конверт.
- Да, там деньги, правда, не много.
- Более чем достаточно, уверяю вас. Теперь я попрошу вас спуститься в метро и доехать до станции Комсомольская. Там выйдете на поверхность с кольцевой линии и подождите возле выхода из метро. Ладно?
- Я попробую.
Возле выхода из метро минут десять, пока вновь не раздались берущие за душу звуки 'Владимирского централа'.
- Ленусь, это Толик. Видите впереди себя слепого, просящего подаяние?
- Где? А-а, сейчас вижу.
- Подойдите к нему, скажите, что вы Лена, и что вам Толик просил передать сумку. Он ее в правой руке держит. Коричневая.
- Вижу.
- Заберите сумку, поблагодарите его и дайте ему пятьсот рублей.
- Обойдется стольником.
- А совесть у тебя есть? Он же на самом деле слепой!
Девушка медленно подошла к слепому мужчине лет сорока-сорока пяти. Он уже держал коричневую сумку двумя руками, и его лицо выражало напряжение.
- Здравствуйте, я Лена, Толик сказал, что вы должны передать мне сумку:
- О, наконец-то. А я уже волноваться начал. Девушка взяла у него сумку и, со словами 'Спасибо вам, вы нас очень выручили' сунула ему в руку купюру.
- Да брось ты дочка, - начал отнекиваться слепой, - Толик твой мне тыщу рублей отвалил. Ей Богу, не вру. Любит он тебя, и парень не жадный. И ты ему нервы не мотай, такие на дороге не валяются.
- Нет, нет, возьмите, мне Толик приказал вам дать, - пробормотала девушка, суя деньги в руку слепого.
- Ну, раз Толик приказал: - сказал слепой, потирая пальцами купюру, - смотри ты, пятихатник. Это правильно, что ты его слушаешься. Парень он серьезный, это я сразу понял. Он тебе замуж предлагал?
- Да нет. Да мы еще знакомы мало.
- Не переживай. Скоро предложит, нутром чую.
- Наверняка, - улыбнулась девушка, - Ну я пойду.
- Иди, девонька, иди. Хорошие вы ребята.
Девушка забрала сумку, прошла метров десять и остановилась в нерешительности. Через несколько минут из состояния рассеянности вновь вывел 'Владимирский централ'.
- Лен, все в порядке, сумка у тебя?
- А ты как будто не видишь.
В трубке хмыкнули.
- Мне ребята говорили, что ты хоть и кукла, но не дура. Что есть то есть. Ну да ладно. Открой сумку. Учебник 'Сопротивление материалов' видишь?
- Вижу.
- Он тебе нужен?
- Толик, я тебе харю расцарапаю.
В трубке рассмеялись.
- Царапай, ничего против не имею. Теперь к делу. Открой учебник, там лежит билет на Сков. Нашла?
- Нашла.
- Билет возьми, а учебник можешь выбросить. Дальше. Журналы видишь?
- Вижу.
Сядешь в поезд, почитаешь. На Сков, кстати, поезд уходит через час с ленинградского вокзала. Иди, садись в свой вагон, журналы почитаешь в поезде, чтобы не скучала.
- Угу, особенно журнал 'Ваш ребенок'. Статья 'Как ухаживать за попкой, если на ней появились высыпания'. Чтение не для слабонервных.
- Гы-гы-гы, - прозвучало в трубке, - я купил все журналы для женщин, так мне всучили и про высыпания на попке. Ничего, ничего, почитай на досуге. Далее, на дне сумки лежит целлофановый пакет. Видишь.
- Вижу.
- Пакет не трогать и беречь пуще зеницы ока. Поняла?
- Поняла. Но не поняла, что такое зеница ока.
- Понял. Пакет пропадет - пожалеешь, что на свет родилась.
- Вот теперь поняла, родимый.
- Если поняла, дуй в поезд, кукла. Стой. Прежде купи себе поесть. Туда десять часов поезд идет. Все, конец связи. Целую взасос.
- Да пошел ты:
- Что ты сказала?
- Все поняла. Иду покупать себе поесть.
- Смотри у меня. Купи пожрать, только денег не жалей. Не хватало еще, чтоб тебя в поезде пропоносило. Сядешь в купе и всю дорогу сидеть тихо. Ухаживания не принимать, из купе выходить только если приспичит.
- Поняла. Из купе не выйду, даже если обкакакюсь. Так даже легче не принимать ухаживания.
- Гы-гы-гы, - вновь прозвучало в трубке, - смотри, на поезд не опоздай, Мэрилин Монро с метро 'Текстильщики'.
В купе вместе с девушкой ехала мужеподобная тетка с огромными клетчатыми сумками. Говорить с ней Лене не хотелось. Верхние полки были не заняты. Журналы, которые купил Толик, читать было совершенно невозможно. Часа через три после отхода поезда скуку вновь развеял 'Владимирский централ'.
- Все в порядке? Это Толик. Слушай, а станция метро 'Теплый Стан' случайно не в честь тебя названа?
- В честь меня. Как и станция 'Водный стадион'. Ты там скульптуру 'Девушка, несущая на вытянутой руке байдарку' видел? Это я.
- Гы-гы. Да байдарку на вытянутой руке даже Золушка не удержит, а уж ты...
- Ты что, тоже уже укололся? Какая Золушка, мудила?
- Это я так, к слову. Ну, отдыхай, если все в порядке. Целую взасос.
- Вот придурок, - сказала девушка, обращаясь к своей атлетически сложенной попутчице. Та в знак согласия кивнула головой.
'Да они тут все чокнутые. Может у них в Скове в питьевой воде йода не хватает', подумала девушка и отвернулась к окну. Незаметно она задремала. Ее разбудил 'Владимирский централ'
- Быстро дай мобильник Золушке, - прокричал в трубке взволнованный голос Толика.
- Золушка ушла к Красной Шапочке раздавить пол литра, - отчеканила девушка.
- Отдай трубу своей соседке по купе, дура! - приказал Толик.
Несколько растерянная девушка протянула мобильник своей попутчице. Та не удивилась и могучей рукой приложила мобильник к своему уху. Ровно через пол минуты она приложила мобильник к уху девушки.
- Быстро выйти из поезда. Быстро! Дальше слушаешь во всем Золушку. Штангистку, которая едет с тобой, зовут Золушка. Поняла?
- Поняла, - ответила девушка, но атлетка уже выталкивала ее из купе.
- Сумку, сумку забыла, - закричала девушка, пытаясь вырваться из железных объятий.
- Мать твою! - воскликнула Золушка, схватила сумку, и они бросились к выходу.
- Вы что спите, дурехи, чуть не проехали, - сказала им проводница, - выходите быстро, сейчас трогаемся.
Они стояли на платформе какой-маленькой станции. На сложенной как Геркулес Золушке был надет только домашний халат и шлепанцы.
- Ваши сумки в поезде остались, - сочувственно сказала девушка, глядя вслед уходящему поезду. Большие клетчатые сумки Золушки уносились прочь вместе с ним.
- Ой, блин, пошли Ленка, выпьем. Мне надо успокоится, чтобы в себя. А там попутку возьмем. Тут до Скова где-то час езды на машине. А ты молоток. И представить жутко, чтобы с нами сделали, если бы мы сошли, а сумка осталась. Кстати, мобильник я у тебя заберу, он тебе без надобности.
- А что случилось то?
- Сейчас сядем, бутылочку возьмем, я тебе все объясню.
Они купили в ларьке возле станции коньяк, явно изготовленный не из винограда, они сели на скамейку, Золушка позволила себе откушать грамм двести, после чего ее щеки порозовели, а дыхание стало ровнее.
- Толик позвонил и сказал, на вокзале в Скове пассажиров нашего поезда будут шмонать. Даже собак тренированных на поиски наркотиков привезли из Питера.
- А нам то что? - пожала плечами девушка.
- А нам с тобой по разному, - ответила Золушка, - мне ничего. Я знать не знаю, ведать не ведаю. Какие у меня наркотики, я себе и выпить почти не позволяю. А тебе, если на полную катушку, пятнадцать лет, так как на тебе пять кило порошка едет. Я, как про это подумаю, меня пот прошибает. Ты в тюрьме то сидела?
- Нет.
- А-а, - протянула Золушка, - значит, ты не понимаешь, о чем я говорю. Что такое лагерь, объяснить нельзя. Это можно только на своей шкуре понять. Я еще на подростковую зону девочкой ушла не целованной. А вышла в двадцать девять лет. Считай, все молодость там прошла. Там бы, за такую матрешку как ты, я бы горло перегрызла. Или мне бы перегрызли.
Она бережно, по-мужски, провела рукой по лицу девушки.
- Чего ты дрожишь, дуреха? Я такая же баба, как и ты. Это в лагере меня 'дядей Васей' величали. А на воле и я Золушка. Как на тебя, на меня, конечно, не бросаются, но на воле и меня мужик есть. Лезет на меня он только после бутылки, да и то иногда его табуреткой припугнуть надо, но уж если залез, то пилит минут двадцать. Век воли не видать, если вру. А я люблю его. Он у меня первый и единственный. И другого мне не надо. Я тебе больше Ленка скажу. Между нами, по-бабьи. Я беременная уже три месяца, так что мне в лагерь никак нельзя. А до этого я три года лечилась. Денег ушло море. Из-за этого и под это дело подписалась. Таких как ты сопровождать. У меня с женскими гормонами не в порядке, только ты никому не рассказывай, врачи говорили шансов мало, но получилось, в конце концов. Одних уколов в меня за это время наверно тысячу вогнали, верхние жопки как камень стали. Хочешь потрогать?
- Может не надо? Давайте лучше машину искать. Темно уже, мне страшно. Да и кто в темноте нас посадит.
- Не хочешь, не надо. Никто не насилует. А в темноте меня не посадят, впрочем, при свете дня тем более. А твою фигуру в свете фар увидят - драться полезут, чтоб тебя повести. Я же вижу, как на тебя мужики таращатся. Это я так говорю, без зависти. Я же тебе рассказывала, что у меня тоже мужик есть. Хотя ты права, тачку пора искать. Дорога на Сков тут рядом. Ты выйди, чтобы тебя видели, если хочешь, рукой махни. Но можешь и не махать. Кто тебя увидит, все равно остановится. Мужики, они все кобели. Я знаю, что говорю, сама дядей Васей была. А я под кустом присяду. Ты водителю скажи, что с подругой. Если против подруги базарить начнет - можешь денег предложить. Здесь не Москва, люди бедно живут.
- А если в машине нам что-нибудь сделает.
- Если мне сделает, я ему денег дам, непутевому. А если тебе что-то попробует сделать, затолкаю блядуна под сидение.
Минут через двадцать они уже ехали по пустынной ночной дороге на 'Москвиче' времен борьбы с пьянством. Сидевший за рулем дедок беседовал с Золушкой на какие-то сковские темы, а находившаяся на втором сидении девушка пристроилась спать свернувшись калачиком. Вдруг она проснулась от сильного удара. Через какое-то мгновение она поняла, что ударилась о спинку передних сидений и завалилась на пол между сидениями. Она выбралась из узкого неудобного пространства и села на заднее сидение. Тут она поняла, что машина во что-то врезалась. Не пристегнутая ремнями Золушка ударились головой об лобовое стекло, и потеряла сознание. С дедком дело обстояло не лучше. Он налетел грудью на руль и, хотя был в сознании, дышал как-то с хрипов и прерывисто.
Схватив сумку, девушка выскочила из машины. Они врезались в неосвященный тракторный прицеп, кем-то оставленный на краю дороги. Вокруг дороги стояли дома с приусадебными участками. Авария произошла на самом въезде в Сков.
- Где здесь телефон? - крикнула девушка каким-то подвыпившим парням, смотревшим на нее с ухмылками - нужно срочно вызвать Скорую.
- Какая те-елочка, - протянул один из них разглядывая девушку.
- Они сейчас умрут! Где телефон?
Да впереди, в магазине. Прямо беги - сказал почитатель крупного рогатого скота. Он увидел хватающего ртом воздух дедка, и его настроение переменилось.
- Это Скорая, - прокричала запыхавшаяся девушка схватив телефонную трубку, - Тут двое раненых, одна из них беременная. Может, умерла уже. Где? На въезде в Сков.
- Улица Авиаторов, - подсказала ей продавщица, - рядом с продуктовым магазином.
- Как что случилось? Да авария, я же вам говорила! Быстрее, им очень плохо! Кто сообщил? Какая разница, выезжайте! Уже передали на ближайшую бригаду? Еле: Скворцова говорит, Галина Васильевна, - девушка почему-то вспомнила имя и фамилию своей школьной учительницы, - Да, я тут рядом живу, Авиаторов десять.
- Что-то я тебя здесь не видела, - спросила, глядя на девушку, продавщица.
- Да я не местная, в гости ехали, и такое дело, - ответила девушка.
- И какой это пидар так прицеп поставил? - сказал один из подвыпивших парней, подходя к телефону, - сейчас я ментов вызову, пускай найдут гада.
- Упоминание о ментах подействовало на девушку отрезвляюще. Она тихо подняла свою сумку и пошла по улице в сторону центра города. Постепенно она почувствовала, как из ее глаз беспричинно начали капать слезы, из носа сопли и ей захотелось чихать. Только сейчас она поняла, что тоскливость и беспокойство, которые она ощущала, были вызваны не только ситуацией, но и тем, что организм властно требовал новую порцию героина.
'Ну, сейчас, слава Богу, проблемы с этим нет, - подумала она, - в сумке пять кило порошка. Пять кило! Да это на всю жизнь хватит. Да какое 'на всю жизнь', да это на всю жизнь всем ее знакомым хватит и еще четыре с половиной кило останется'.
И тут же ее сознание пронзил ужас: 'Да у меня же нет шприца! Этот идиот Анатолий сказал ей, чтобы она оделась прогуляться в парк, конспиратор вшивый, она укололась утром, думала, что вернется домой через несколько часов и не взяла с собой шприц. Стоп. Не дергаться. Шприц не героин, его можно купить. Найти аптеку и купить упаковку десятиграммовых шприцов. Мама болеет воспалением легких и нужно проколоть курс антибиотиков. Дело житейское, она так делала неоднократно'.
- Вы не подскажите, где здесь ближайшая аптека, - спросила она первую попавшуюся старушку. Старушки могут не знать, где стадион, но где ближайшая аптека они знают точно.
- Да все время прямо деточка, все время прямо.
- Большое спасибо.
'Ну, вот и все. Не стоило дергаться. Сейчас все решиться'
Девушка шла не менее получаса, пока не подошла к зданию, на первом этаже которого находилась аптека. Но покупке шприцов это ее никак не продвинуло. Аптека была закрыта. Возле закрытой аптеки сидели несколько подростков.
- Ребята, а почему аптека не работает? - спросила их девушка.
- Ну, ты даешь, мать, - с достоинством ответил ей пацан лет двенадцать, с достоинством человека бывалого сплюнув перед собой, - уже больше одиннадцати. Спать пошли тетеньки.
- Господи, да что же мне делать? - воскликнула девушка. Из-за всех своих злоключений она потеряла ощущение времени.
- Да ты иди в ту, что на площади, - подсказал ей пацан, - она круглосуточно работает.
- А как туда пройти?
- Если на прямую, то через сквер. Тут недалеко. Идешь прямо, пока не дойдешь до центральной аллеи, а она прямо на площадь ведет.
- Спасибо, братан, выручил, - сказала девушка, чмокнув мальчишку в щеку, что вызвало бурный восторг его товарищей, - и, не оборачиваясь, пошла в сторону сквера. Зайдя в сквер, она почувствовала сильную резь в области желудка и острое желание покакать. Навстречу ей не спеша двигалась влюбленная пара, и девушка свернула в кусты.
'Черт, - подумала она, - плохо дело, понос начался'.
Она всего несколько раз доводила себя до такого состояния, что начинался понос. Очередную дозу обычно она принимала гораздо раньше. Она вышла из кустов и пошла вперед. Но аллея, по которой она шла, выглядела как-то по-другому. Она повернула назад, прошла метров двести и уперлась в какую то эстраду.
'Заблудилась, черт, и спросить не у кого, поздно уже'.
Она бродила по скверу довольно долго, пока вышла на площадь. Дождь, который начался, пока она спотыкалась о скамейки, перешел в полноценный ливень. Постепенно наросли сильные, скручивающие боли в мышцах ног, а потом и всего тела. Девушке стала трудно сосредотачиваться, и она брела, сама не понимая куда. На площадь она вышла случайно. Выйдя на площадь она увидела светящуюся надпись 'Аптека. Мы работаем круглосуточно'.
'Есть Бог на свете', - подумала девушка, хотя еще сегодня утром она придерживалась другого мнения. С трудом преодолевая сильную боль и слабость она зашла в помещение.
- Шприц, - сказала она мужчине лет сорока, который в отсутствие посетителей читал газету, - десятиграммовый. Полную упаковку. Двадцать штук.
Она хотела достать деньги, но руки ее уже плохо слушались и не желали открывать кошелек.
- Ну же! - раздраженно воскликнула она, пытаясь достать деньги.
Аптекарь смотрел на девушку редкой красоты, которая ровно в полночь зашла в его аптеку, как на видение. На улице шел проливной ливень, но девушка была в легкомысленном платье, которое промокло до нитки. Большой светильник, стоящий на полу у входа в его аптеку, светил ей в спину, что делало мокрое платье абсолютно прозрачным.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого