На главную
 
8 глава
 
- Хомяк, подъем!
- В чем дело, что в магазин телок без лифчиков завезли?
- Хомяк, тебе бы потенцию немного сбить, тебе бы цены не было. Ты бы узнал, что существует театр, книги, Интернет, художественная гимнастика:
- Ноготь, не ковыряй мне в: Ты зачем меня разбудил?
- Позвонили, наконец. Едем героин получать.

- Всем построиться. Повторяю последний раз. Поступил сигнал - я должен явиться на станцию метро 'Смоленская'. Значит передача товара произойдет где-то на старом Арбате. Там толкается много народу, можно подойти незамеченным практически вплотную. Поэтому действуем следующим образом: весь личный состав рассосредотачивается на всем протяжении Арбата. Стоять в группах людей, возле торговых точек, рассматривать картины, лизать мороженное или что-то в этом роде. На открытом пространстве не торчать, внимания к себе не привлекать. После того, как я проследовал мимо, варежку не разевать, и следить за каждым, кто проследует за мной. Ключевой момент - определить того, кто передаст мне героин. После того, как он вычислен, в операцию включается группа Ногтя. Боевая задача - отследить объект, собрать о нем всю информацию. Учтите - второй такой возможности у нас не будет. Объект уйдет - вся операция сорвана. Вопросы есть? Поехали.

- Алло. Посмотри на право. Что видишь?
- Волосатый парень играет на гитаре. Вокруг него десятка два зрителей.
- Все верно, теперь повернись налево. Что видишь?
- Ювелирный магазин.
- Что написано на вывеске в окне магазина?
- 'В нашем магазине продаются подлинные яйца Фаберже'. Ни х: себе! А-а, понял. Фаберже - это птица такая.
- Национальным достоянием торгуют, суки. Повернись на 180 градусов. Возле тебя стоит гитара в чехле.
- Вижу.
- Взял гитару и прямо по курсу полный вперед.

- Ноготь, ну что?
- Ведем голубчика. Порошок у тебя?
- Пять кило, как одна рюмка.
- Я люблю тебя, Хомячок. Клянусь маникюром обожаемой мной мазохистки, куколки моей. Аварки оказывается - не женщины, огонь. А я, в натуре, и не знал, что такой народ существует, аварцы. Прикидываешь?
- Ноготь, ни слова о большой любви! Ты на работе, а не в 'Уникуме'.
- Расслабься, Хомячок. Объект не проверятся, ведет нас за собой как розыскная собака. Только поводка не хватает. К конуре приведет, как голубь почтовый.

- Алло. Это я. Все. Поджигай. Как разориться, уходи на базу. Конец связи.

- Ну, Хомяк, удивил ты меня. Честно признаться, не ожидал. Как же это вам удалось? Как же ты такую операцию провел, я понять никак не могу. Вы же в Москву в этот день приехали. Не было у тебя времени на подготовку, а такое дело тщательно готовиться, да и кто-то из ясеневских должен был информировать вас. Момента такого подолгу ждут, чтобы вся верхушка вместе собралась. Пути отхода опять же готовить нужно. А вы в Москву приехали и в тот же день бабахнули. Просто в голове не укладывается!
- Ты мент, пожилой следователь. Ментом родился, ментом помрешь. А они блатные. Менты и блатные мыслят одинаково, учатся друг у друга, информацию друг другу сливают. А операция была то проведена спецназовская. А тут я спец, а вы в этом дети.
Когда мы Аркадия слушали, Ноготь на одну странность внимание обратил. Чего это папа ясеневских, Череп его звали, встречу как-то странно назначил. Прилюдно. Он обозначил, что на момент передачи денег у него серьезные гости будут. Странно это, против правил всяких. Мы же сами рэкетиры, по себе знаем, что деньги с терпилы получить - это как в туалет сходить. Процесс это интимный, одиночества требует, сосредоточенности полной, настроя душевного. Вот ты, пожилой следователь, при гостях настежь дверь в туалет открываешь, когда какаешь?
- Только раз такое было, так тогда я крепко выпивший был. Майора получил, обмывали.
- Вот видишь. И Ногтю это странным показалось. А когда мы с ясеневскими разговаривали, меня как в голову ударило. Череп двух братанов Аркадия сторожить поставил, чтобы не сбежал владелец 'Уникума' от расстройства. Миллион евро все-таки, не фунт изюму. Мы этих братанов на олигарховский коттедж в Буйноголовку отвезли. Там их Ноготь на откровенность вызвал. Его же хлебом не корми - дай человека на откровенность вызвать. Большой мастер. Поэт, в натуре.
- Наслышан.
- Братаны эти нам план спорткомплекса нарисовали, как охрана соревнований организованна поведали. А еще сказали, что Череп покойный как насмешку тяжелую воспринял Ядвигу, боксера Аркашиного. На финальном бое тогда многие присутствовали, видели, как Ядвига в перерыве между раундами губы красила, Черепа прикалывали. Вот и решил Череп Аркадия прилюдно опустить. Всех позвал, даже генерала, чтобы все видели. И еще братаны сказали, что правительственная ложа пуленепробиваемым стеклом защищена. А дальше все было техники. В рюкзаки, где деньги должны были лежать, мы автоматы положили. А в правительственную ложу к Черепу нас их же охрана и провела. Мы сказали, что к Черепу идем, тот подтвердил, нас и обыскивать не стали. Остальное было техники. Потом Ноготь контрольные выстрелы произвел, и мы ушли по-тихому. Я только девчонку там кончить не дал. Совсем молоденькая. Череп малолеток любил. Смотрит круглыми глазами, не шевелиться. Только и сказал ей, что вспоминать, как мы выглядим, ей не надо. Мол, для здоровья ей так лучше будет. Но, по-моему, она меня не поняла, в шоке была.
- Точно, не поняла. Она на первом же допросы ваши словесные портреты обрисовала. Огромные вы, с пулеметами, кавказцы, говорите на непонятном языке. Пятеро вас было.
- Специально чушь молотила. А ты говоришь: 'Не поняла'. Все она поняла.
- Она и сейчас в шоке. Пятнадцать лет. Грудь большая, а так ребенок. По-хорошему ее и допрашивать нельзя было. Она рассказывала не то, что видела, от ужаса она забыла все, а говорила то, что ей ужас подсказывал и старалась сказать такое, чтобы идиота, который вел допрос, удовлетворить. Ты знаешь, что 'генерал', это не кличка. Ты представляешь, какой он пост в центральном аппарате занимал? А она единственный свидетель, который вас видел. Допрашивать ее лично взялся человек при больших чинах, дело то под контролем сам знаешь у кого. А того уже нюх утерян, лет десять допросы не вел, должность то высокая, какие допросы. Вот и лажанулся. А наверх сигнал пошел, кавказцы ясенеских постреляли, передел собственности. Блатные тут и там запрыгали, кого-то сдали, кого-то грохнули, кто-то в бега ушел. Так всегда бывает, пока не все устаканиться. Ну и окружение генерала сейчас трясут, сам понимаешь.
- Как я понял, он из органов. Ясеневских в курсе дела держал, что и как там против них в ментуре варится.
- Вот именно. Череп и его пригласил, а вы и его завалили. Таким образом его связи с ясеневским и засветились. Сейчас все московское управление на ушах стоит и ножками сучит. Я тебе даже говорить не хочу, какой он пост занимал. В связи с этим я тебе, Хомяк, вот что хочу сказать. Ты в столице карьеру быстро бурную сделал, это похвально. Но ты не забывайся. Тебе солидный человек в милиции нужен, проверенный.
- К чему это ты клонишь, господин пожилой следователь?
- А вот к чему. Сейчас московское управление трясти будут. Погоны полетят и с правого, и с виноватого. Должности освободятся. Постарайся ходы найти, чтобы меня в Москву перевели. А что? У меня и опыт, и выслуга, и звание, и образование. Тут только толчок дать. А ты поищи, поищи. Аркадия спроси, может он какие выходы имеет. С тобой то мы сработались, мне бы в Москву переехать, а там сам понимаешь.
- Понимаю. Буду ходы искать, буду. И с Аркадием поговорю, он в Москве дома у себя. Как я понял, знает кое-кого, да и умный совет дать может.
- Ищи, Хомяк, ищи. Кстати. То, что вы коттедж в Буйноголовке Олигарха сожгли, это правильно. После того, как он вторую партию героина не получил, с ним точно всякие дела прекратили. А ведь это его основной доход был. А тут еще его нору в Буйноголовке сожгли, наверняка он здесь что-то прятал. Вы хоть нашли что-то?
- Да мы, перед тем как поджечь, и всю мебель вывезли, и весь дом перевернули, и весь участок. Нашли тут и там какие-то мелочи, но ничего особенного. Мы, тут, за все про все, какую-то сумму сняли. Пять кило героина Аркадий помог сбросить по нормальной цене, что-то в правительственной ложе взяли, что-то в коттедже у Олигарха, что-то из подкожных запасов. Я деньги по братанам разбросал. Мне то коттедж Аркадия достался, а ребятам обустраиваться на новом месте надо, в Сков нам по любому дороги назад нет. Там, где мы осели, от Москвы сто пятьдесят километров, цены на жилье не московские, но все равно кусаются. Ребята жилье себе покупают, семьи сюда перевозят. Так что ты или Олигарха посадишь, или он на нас выйдет. Чья-нибудь жена совей матери расскажет, где квартиру купили и пошло поехало. Сков город маленький, сам понимаешь. А воевать с Олигархом мне ни к чему.
- Работаем на этом направлении, работаем, не понукай. А что у вас с теми, кто героин Олигарху поставлял?
Вычислили мы человечка, который героин Олигарху поставлял. Сделать это достаточно просто было. Он меня по мобильнику на героин выводил. Спрятал порошок внутри гитары, а гитару в чехле. На старом Арбате он мое внимание какой-то дурацкой вывеской отвлек, а сам гитару с порошком за моей спиной поставил. А меня мои ребята плотно вели, внимательно, ну и вычислили его, конечно. Он их сам к 'Полногрудой морячке' привел. А дальше все было делом техники. Обозначили его как 'Боцман'.
Человек Боцман заслуженный, много лет плавал по Волге. Потом он буксир купил, переделал его под прогулочную яхту или что-то вроде этого и плавает по водохранилищам вокруг Москвы. Катает за деньги пассажиров. Обычно его яхту нанимают на день, на два, не больше. Своего дома, как я понял, у боцмана нет. Он постоянно живет на яхте вместе с полногрудым матросом. Яхта, кстати, так и называется - 'Полногрудая морячка'.
- Она такая уж полногрудая?
- Не то слово. Ей просто по улице из-за этого пройти целая проблема. Когда-то она сделала операцию по увеличению груди и работала у Аркадия в 'Уникуме'. Груди там как дирижабли. Потом к Боцману перебралась. Боцман вообще с Аркадием постоянно сотрудничает. Когда клиенты на 'Полногрудой морячке' плавают, они обычно там гулянки устраивают, телок или с собой привозят, или через Боцмана заказывают. А тот иногда с 'Уникума' подруг привозит, если заказ соответствующий.
- А как героин к Боцману попадает?
- Не смогли вычислить. Боцман со своей морячкой, в сущности, уединенно живут. Общаются только с клиентами, а те все время меняются. На зиму они из Москвы уходят по Волге на Юг, зимуют в Астрахани. Как лед сходит - возвращаются обратно в Москву. По дороге может пассажиров взять. Сам он, кстати, из Астрахани. Там у него хорошие связи, когда там стоит, тоже заплывы с телками на своей яхте для деловых устраивает. Вроде бы он и икру большими партиями оттуда возит, но это не точно. Вот и все, собственно.
- Что Аркадий о нем говорит?
- Не спрашивал.
- Устрой мне встречу с Аркадием. Объясни ему, что со мной откровенным надо быть. Что-то на него много нитей завязывается.
- Какие проблемы? Сегодня гуляем в 'Уникуме'.
- А какие у вас с ним отношения?
- Мы друг другу оказались очень кстати. После наезда ясеневских он своих охранников разогнал, они ему тогда помочь и не пытались. Сейчас его 'Уникум' это наша точка. В охране у него наши работают, на месте всегда минимум трое, когда есть необходимость, приезжают больше. По вечерам в 'Уникуме' и посидеть можно, и на ночь спать остаться. Аркадий нам иногда работу подкидывает, когда кому-то из его знакомых охрана нужна. Иногда его сотрудницы работают на выезде, и мы их сопровождаем. В общем, мелочевка всякая.
- Я смотрю, обживаетесь потихоньку в столице.
- А куда деваться. Кстати, может к Аркадию сейчас подскочим? А то вечером там народ толкается, не поговоришь спокойно.
- Поехали.

- Ну что вы, господин пожилой следователь, у меня нет ни к самому Боцману, ни к его супруге никаких претензий.
- Большегрудая морячка его супруга?
- Да, они гуляли свою свадьбу у меня в 'Уникуме'. Было очень мило и весело.
- Аркадий, но вы же вкладывали в нее деньги, оплатили ей операцию по увеличению груди. А она перестала работать, и вы лишились дохода. И вдруг 'никаких претензий'. Как же так?
- Господин Боцман просто оплатил мне упущенную выгоду, вот и все.
- Это была большая сумма?
- Значительная. Но такое бывает. У меня работала одна девушка, специалистка уникальная. Так вот с ней случилась такая история. Если Боцман просто пришел ко мне со своей будущей супругой, и мы договорились о сумме, то с Леной все было по-другому. Ко мне пришел человек, предложил сумму, от которой лично мне не было сил отказаться, и предложил следующее. Я создаю такую ситуацию, что Лена остается без денег. Сделать это было не трудно, так как масса денег у нее уходило на наркотики. Имелось в виду, что, прижав ее к стенке, с ней можно сделать все, что угодно.
- История действительно романтическая. Кстати, это не ее фотография?
- Откуда у вас эта фотография, господин пожилой следователь!?
- Это другой вопрос. Так вы говорите, что на Елену Юрьевну поступил заказ?
- Все точно, ее отчество Юрьевна. А откуда вы знаете?
- Да какая разница, Аркадий. Вы лучше вот что скажите, а что собой представлял человек, который заказал эту девушку?
- Я мало что вам могу рассказать о нем. Никаких дел я с ним не имел. Однажды он пришел в 'Уникум' как обычный посетитель, может быть кто-то его привел, не знаю. Какой-то кавказец, но полностью русифицированный. По-русски он говорит не просто без акцента. Он говорит как культурный человек, который держал в руках не одну книгу.
- А почему вы решили, что он кавказец?
- Во-первых, он сам сказал, что приехал с Кавказа. Во-вторых, у него было какое-то не русское имя. Суслан, Сослан, Аслан, Мустанг, что-то в этом духе, точно не помню. В тот вечер стриптиз танцевало несколько девушек, в том числе Лена. Он даже не стал приглашать ее к себе за столик. Он просто подошел ко мне и предложил то, что предложил.
- А чисто внешне он был похож на кавказца?
- Пожалуй. У него были черные волосы, черная борода, усы. Кстати, я думаю, что он осетин.
- А почему вы так считаете? Как можно отличить осетина от, например, чеченца? Честно сказать, для меня все лица кавказкой национальности на одно лицо.
- Для меня тоже. Но мне кто-то говорил, что единственный народ, который исповедует православие - это осетины. Все остальные мусульмане. А у этого висел на шее православный крестик.
- Серьезно? Буду знать. Ну ладно, оставим пока эту тему. Давайте вернемся к нашему поклоннику высокой груди, господину Боцману. В настоящее время вы с ним контактируете?
- Изредка. Иногда он пригашает моих девочек поработать у него на яхте вечер, другой. В зависимости от того, какие у него клиенты. Кроме того, он иногда продает мне икру. Да, вот еще, он просил подыскать ему пару крепких и решительных ребят.
- Серьезно? А он говорил зачем?
- Говорил. Его яхту обычно заказывают желающие развлечься компании. Иногда это солидные люди, которые просто хотят расслабиться в романтических условиях Клязминского водохранилища, но иногда это бывают компании, состоящие из публики достаточно хулиганистой. Под заказ он почти всегда набирает обслуживающий персонал, это может быть повар, стриптизерши, просто проститутки, еще кто-то. Несколько раз его яхту нанимали для проведения свадьбы, и он нанимал музыкантов. Короче говоря, гуляют на его корабле люди разные. Недавно какие-то братаны вообще выбросили его полногрудую подругу в воду, и ему пришлось вежливо попросить их самих спрыгнуть за борт при помощи помпового ружья. Причем одного своего клиента он ранил в ногу, а второй чуть не утонул, и Боцману самому пришлось багром вытаскивать его из воды. Утопленник оказался крутейшим братаном из бывших спортсменов, но плавать не умел. Когда Боцман вытащил его спасательную шлюпку, братан весь дрожал, стучал зубами и так вцепился в багор, что потом с трудом разжал пальцы. После этого случая Боцман решил, что наличие на его прогулочном атомном ледоколе пары внушительных охранников утихомирит разгоревшиеся страсти и придаст 'Полногрудой морячке' дополнительную респектабельность.
- И вы ему кого-нибудь подыскали?
- Нет еще. Закрутился как-то, забыл об этом. Может Хомяк кого-нибудь предложит из своих людей? Работа это эпизодическая, но платит Боцман хорошо.
- Мне почему-то кажется, господин Аркадий, что в плаванье по бурным водам подмосковных водохранилищ с удовольствием бы отправился и сам Хомяк со своим другом Ногтем.
- Я предложу Боцману. Вас, господин Хомяк, он точно возьмет. Глядя на вас, невольно хочется купить гантели. А вот господин Ноготь, при всем моем к нему уважении:
- Напрасно вы так скептически относитесь к господину Ногтю. Он уже два года находится в федеральном розыске.
- Ну, если даже пожилой следователь рекомендует господина Ногтя с самой положительной стороны: Я думаю, что мне удастся убедить Боцмана.
- Я уверен, что Хомяк и Ноготь сумеют поддержать правопорядок на вверенном им 'Челюскине'.
- Да Бог с вами, господин пожилой следователь! 'Челюскин' затерло во льдах, и он затонул.
- Да что вы говорите? Кошмар какой. Если бы Хомяк и Ноготь были на 'Челюскине', он бы плавал до сих пор. Их торосами не запугать - уверяю вас, Аркадий.
- Да меня с Ногтем вообще ничем не запугаешь, тем более 'Полногрудой морячкой'. А Челюскин моржом по жизни был, как я понял. Уважаю. Но что за трусы такие особенные у него были, что плавать ему мешали? Ну не понял я, в натуре.

- Как съездили в Москву, господин пожилой следователь?
- Многообещающе, Саранча, многообещающе.
- И что же, кроме содержательного совещания и двух недель непосильной учебы, с вами там произошло
- В первую очередь открылась радостная перспектива перевода в столицу. Не скрою, это волнует кровь. Тут я и на вас, Саранча, определенные надежды возлагаю.
- А как же здоровый образ жизни в доме на острове в Чудском озере? Стройка-то кипит.
- Ничего, пускай кипит, рано или поздно я вернусь на остров и посвящу всего себя маленькими плотским радостям.
- А пока?
- А пока? Пока обкладываем по всем правилам господина Олигарха. Вторая партия предназначенного для Олигарха героина весом в пять килограмм попала в крепкие бескорыстные руки моего доброго знакомого Хомяка, после чего растаяла в тумане и пыли. Это уже второй такой эпизод и этот эпизод последний. Теперь Олигарху поставлять героин уже точно не будут, а этот был его основной источник дохода. Первый раз партия товара ушла на сторону вместе с той красивой девушкой-наркоманкой. Помните?
- Ее Лена зовут, конечно, помню. А почему Хомяк и Ноготь решили так резко порвать с Олигархом?
- Олигарх хотел расправиться с Хомяком вашими же, Саранча, руками. Хомяк что-то сам понял, остальное я донес до его заплывших мускулами мозгов. А Ноготь - это та самая предусмотрительная крыса, которая первая бежит с тонущего корабля. В данном случае с корабля Олигарха.
- И Хомяк не боится расправы со стороны Олигарха?
- Хомяк, в действительности, вообще мало чего боится. Когда, из-за Антонины, вы на него наехали, он выглядел беспомощным из-за того, что рядом не было его братков. Сидя где-то под Москвой, в окружении своих бойцов, он может никого не опасаться, и в том числе Олигарха.
- А чем так замечательна его бригада? Почему он в них так уверен?
- Бригада Хомяка была самой мощной структурной единицей всей организации Олигарха и держала под своим контролем две самые хлебные точки в городе: вокзал и рынок. История ее возникновения достаточно любопытна. В свое время в Скове сформировали отряд ОМОНа для отправки в Чечню. Включили в него главным образом людей, у которых были разного рода сложности на работе, служебное расследование, например, или что-то в этом духе. Это, кстати, была моя идея. Я исходил из того, что война все спишет. И потом, пришла разнарядка, все равно кто-то должен был ехать, а у нас несколько человек вообще перед арестом были. Чем в зону для работников милиции идти, так лучше в Чечню. Даже если убьют, хоть жены какую-то пенсию получат или льготы какие-то. Да и детям стыдно не будет, что их папа-милиционер в тюрьме сидит. Я думал, что погибнуть там могут двое, максимум трое, но действительность превзошла мои самые худшие ожидания. Перед самым концом командировки, когда им там три недели воевать осталось, отряд сковского ОМОНа попал в засаду, и почти половина личного отряда была убита. В общем, они еле отбились. Но, что самое неприятное, все могло бы быть совершенно по-другому, если бы вовремя подошло подкрепление. Фактически они сами в бой вязались в расчете на скорое прибытие вертолетов с подкреплением. Но, как назло именно в этот день этот район посещала делегация европейского парламента с целью уточнить положение с соблюдением прав человека в Чеченской республике, и все вертолеты были задействованы для перевозки делегации и сопровождающих ее лиц в какую-то потемкинскую деревню. Короче, помощь во время не пришла, и половина сковского ОМОНа вернулась домой в цинковых гробах. Весь Сков был в шоке, а наши менты вообще веру потеряли. А без веры в нашей работе нельзя, тут мы как монахи. Старший лейтенант Хомяков служил в спецназе и был придан отряду сковского ОМОНа для координации боевых действий. Именно он во время их последнего боя сидел на рации. А когда он понял, что подмоги не будет, он открытым текстом сообщил, что лично свернет шею тем, по чьей вине вертолеты не взлетели. У него и раньше в личном деле записи были не лестные, а после этого случая его просто с армии выперли, спасибо, что не посадили. После того, как из армии его попросили, он в Сков приехал, собрал оставшихся в живых ребят и предложил им заняться рэкетом, причем половину заработка они собирались отдавать семьям погибших и покалеченных бойцов сковского ОМОНа. Согласились не все, но многие. Фактически, у многих, кто уехал тогда в Чечню, неприятности по службе были за дело, кто служебные полномочия превысил, а кто и с преступными элементами сотрудничал. Начли бомбить они резко, с самых торговых точек города, рынка и вокзала. Когда дело касалось ОПГ Хомяка, органы сковской милиции демонстрировали чудеса беспомощности. Все прекрасно понимали, что каждый из них мог быть тогда в составе отряда сковского ОМОНа. Потом они к организации Олигарха присоединились, но достаточно формально. Реальная власть в бригаде только у Хомяка была, на Олигарха они плевать хотели. Когда Хомяк понял, что Олигарх от него избавиться хочет, он, без всяких сантиментов, и партию героина присвоил, и коттедж Олигарха в Буйноголовке сжег, предварительно вывезя оттуда все ценное, тем более что было куда.
Честно сказать, я очень рад, что бригада Хомяка убралась из Скова. Признаюсь, я этому сам не мало поспособствовал. Крайне нездоровую они создавали ситуацию для сковской милиции - и не посадить их нельзя, и посадить нельзя. Что делать. Что было, то было, да быльем поросло. В органы пришли новые люди, им спокойно работать надо, да и старым сотрудникам тоже. И, кстати говоря, после того, как вопрос с бригадой Хомяка отпал, проще будет Олигарха со всеми его братками оприходовать. Ведь теперь у сковских ментов по крайней мере сантиментов к ним никаких нет.
- А Ноготь?
- Ноготь? Ноготь - это совершенно другое дело. Типичный ребенок из профессорской семьи, умница, эрудит. Первое преступление в пятнадцать лет, и сразу хулиганские действия с особым цинизмом, так сказать. Профессор папа от тюрьмы его спас, признали бледного юношу со взором горящим человеком невменяемым. Но я думаю, что дело не только в активности папочки. Преступление было какое-то бессмысленное, не ставящее целью получения материальной выгоды. Поиздевались просто над несчастной слабоумной женщиной. Даже и не избили ее особенно, а просто унизили ее изуверски как-то. Их тогда трое было, все дети из хороших семей. Они все трое тогда сухими из воды вышли. Один из них действительно сумасшедшим оказался, он через два года в психбольницу попал, да так из нее до сих пор и не вышел. Второй в армии с поста с автоматом убежал, своего командира застрелил, а когда его со всех сторон обложили - сам застрелился. Говорили, что странным он каким-то был, не от мира сего, ну и издевались над ним в казарме, особенно старослужащие. А Ноготь, пока лежал в отделении судебно-психиатрической экспертизы, связями в блатном мире оброс. Он вообще блатной образ мыслей, всю эту криминальную культуру, как губка впитывает. И умен, начал он в пятнадцать, сейчас ему ближе к тридцати, все время активно практикующий бандит, а в тюрьме не разу не сидел. Опасность за версту носом чует. Но что интересно. Отец его умер, а мать с дочкой живет. Сестра Ногтя инвалид с детства, мать свою жизнь за спиной отца Ногтя прожила, профессии нет, сама заработать ничего не может, живет с больной дочерью на то, что им Ноготь пришлет. Сам Ноготь к матери естественно не показывается, он уже два года в федеральном розыске, но деньги посылает ей исправно, и деньги не малые.
- Какие славные молодые люди. И как же они вместе уживаются, такие разные?
- Они как раз хорошо уживаются, оба отлично понимают, что друг без друга им трудно придется. Хомяк - рубаха-парень, бесшабашный, компанейский, скорый на расправу, веселый, накаченный как Шварценеггер. Типичный бригадир рэкетиров. Но мудрости блатной, способности просчитать на пять ходов вперед, ему явно не хватает. Ноготь в коллективе работать не может, мозги у него явно не в порядке. Молодой, интеллигентный парень, при деньгах, высокий, здоровый, он в сущности даже подругу завести себе так никогда и не смог. В бригаде он держится только благодаря поддержке Хомяка. Но зато умен и хитер, собака. Все вперед на километр видит. В этом смысле Хомяк за ним, как за каменной стеной.
- А сам бригада Хомяка, что она из себя представляет?
- На сегодняшний день их осталось четырнадцать человек. Постепенно их численность уменьшается. Все бывшие участники того боя, бывшие омоновцы. Дисциплина у них скорее военная. Время для них остановилось, они все тот бой довоевывают. Постепенно, в силу разных обстоятельств люди уходят, а новые не принимаются. Ноготь - это единственное исключение, причем он скорее соратник Хомяка, чем полноправный член бригады. Переезжать из Скова в Подмосковье отказались трое. Один решил отойти от явного криминала и открыл магазин по продаже чего-то мало съедобного на вокзале, двое не захотели покидать родные места и остались под началом Лысого. Один из них прямо сказал, что ему надоело отчислять заметную часть своих заработков в пользу семей погибших в том бою сковских омоновцев, другой только что закончил строительство нового дома и не захотел из него уезжать. Еще одного Хомяк не взял сам. Человек спился окончательно, никаких серьезных дел с ним вести невозможно. Его просто перевели из разряда бойцов в разряд покалеченных и включили в список тех, кому платят процент от заработков. Те, которые примкнули к бригаде позже, Хомяк в Скове оставил, под руководством Лысого, подать с торговцев на базаре и вокзале собирать. Но при расставании и Хомяк, и Лысый понимали, что обратно в Сков Хомяк уже не вернется. Фактически Лысый дела принимал.
Как я понял, все члены бригады всегда из города хотели уехать. Тягостно им было по городу ходить, с женами погибших товарищей встречаться. Они живы, а те погибли. Те, кто жив остался, вроде как бы виноваты. Отъезд из Скова они восприняли с явным облегчением, да и Хомяк с Ногтем сразу крупный куш сорвали и между ребятами раскидали, не стали крысятничать, хотя сами больше всех рисковали. Кое-кто из бригады, у кого подкожные накопления были, даже жилье себе там купить успели, семьи перевезти в Подмосковье. Так что авторитет Хомяка в бригаде непререкаем. Вооружены они более чем хорошо, с оружием обращаться умеют, в самой Москве у них стрелка железная в 'Уникуме', в Подмосковье берлоги надежные. Так что не особенно Олигарха либо кого-нибудь еще они опасаются. В Москве у них стойкая репутация бригады беспредельщиков, сформированная из русских беженцев с Северного Кавказа. Они тщательно поддерживают репутацию выходцев с Кавказа, обитающих где-то в Москве на съемных квартирах. Их убийство верхушки ясеневских получило широкий резонанс. Нам на учебе, когда лекцию читали об особенности преступности в среде вынужденных переселенцев, на примере убийства руководящей части ясеневской организованной преступной группировки проиллюстрировали особую дерзость, характерную для ОПГ беженцев, а так же их явное знакомство с основами тактики уличного боя и хорошее оснащение средствами ведения боя. Так что в милиции так же уверены, что ОПГ Хомяка приехала завоевывать Москву с Кавказа. Тем более что вор в законе по кличке Йогурт, в своем очередном донесении, именно так и обрисовал ситуацию. И Аркадий в своем донесении тоже.
- Мило. Мило и трогательно. Значит, Аркадий тоже является негласным осведомителем милиции?
- Саранча, вы меня умиляете. Аркадий начинал как содержатель обычного публичного дома, идея собрать под свое крыло девушек удивительных родилась у него позже, в процессе работы. Места скопления проституток всегда притягивают к себе криминальный элемент как горящий фонарь мошкару, и если с уличными потаскухами особенно на отвлеченные темы не беседуют, то домашняя атмосфера уютного помещения расслабляет. У Аркадия всегда был стриптиз, подавали какие-то орешки, выпивку, братаны приходили туда и за жизнь поговорить, и деловые стрелки назначали. Так всегда бывает, а потому находящийся в здравом уме и твердой памяти опер таких как Аркадий всегда завербует, это даже без астрологического прогноза ясно.
- С Аркадием понятно. Ну а что любопытного вы, господин пожилой следователь, еще в Москве узнали, что еще необычного вы клювике привезли из белокаменной?
- Есть еще одна безделица, я даже не знаю с какого конца к ней подступиться, но, возможно, это можно оказаться любопытным.
- И что же это?
- Девушка эта, Елена Юрьевна, я ее фотографию Аркадию показал, так просто, к слову пришлось, и знаете, что он мне сказал?
- Он сказал, что она у него работала. И что в этом нового?
- Он сказал не только то, что она у него работала. Он сообщил, что ее у него купили.
- То есть?
- Кто-то заплатил ему отступные с целью забрать ее себе. Но способ передачи девушки в новые руки выглядит достаточно необычно. По просьбе нового хозяина девушки Аркадий искусственно поставил ее в состояние острого финансового кризиса, с наркоманкой это было сделать легко и просто, после этого предполагалось загнанную в угол девчонку каким то путем передать в новые руки. После чего на ней поехал героин в Сков. Вот я и думаю, в истории с девушкой кто-то из-за кулис за веревочки дергал или ее история это цепь случайностей. С одной стороны сложно это, организовать с ней все эти приключения во время перевозки героина из Москвы в Сков. Да и зачем это все нужно, да и кому - совершенно непонятно. Но, с другой стороны, деньги, заплаченные за нее, обратно у Аркадия никто не платил. И еще, мне так и не удалось узнать, кто тогда поставил нас в известность, что в том поезде едет героин. Ну, вы помните, нам позвонили, слили информации на героин, который везут в московском поезде. В этом поезде ехала Елена Юрьевна с очередной партией товара. Мы готовили в поезде обыск по прибытию в Сков, информация о готовящемся шмоне в поезде просочилась от нас Олигарху. Тот позвонил Толику, Толик дал команду Золушке, Золушка сошла с девушкой на последней перед Сковом остановкой. Дальше они поехали на попутке и на въезде в Сков попали в аварию. Воспользовавшись этим, Елена Юрьевна, дай ей Бог здоровья и жениха хорошего, свистнула сумку с героином. Далее по тексту.
- Ну и?
- Ну и теперь я сижу и думаю, все узбеки такие тупые, или мне в вашем лице попался особо неудачный экземпляр.
- Что любопытно, что-то же самое и теми же словами мне иногда говорит моя Тоня. Может быть вы сговорились?
- Вы переоцениваете мои скромные способности, Саранча. С вашей Тоней, как я понял, в принципе нельзя договориться.
- Оставим ее в покое. У узбеков не принято обсуждать достоинства собственных жен с посторонними мужчинами.
- Это я то посторонний?
- Как мужчина? Я надеюсь.
- Хорошо, оставим пока вашу Антонину в покое. Об этой шпане у меня разговор особый. Вернемся к нежной и удивительной Елене Юрьевне. Итак, остаются открытыми следующие вопросы. Первый - кто сообщил в милицию о том, что в этом поезде везут героин. Второй - на кого хотели слить информацию, на Елену Юрьевну или на того узбека, которого мы взяли, и который, вам Саранча, вез триста грамм героина. И третий вопрос - зачем дали милиции эту информацию, чего, в конечном счете, добивались?
- И что вы по этому поводу думаете?
- По этому поводу у меня нет на сегодняшний день не одной здравой мысли. Но слова Аркадия о том, что кто-то выкупил у него милейшую Елену Аркадьевну, вновь обострили мой интерес к этой теме.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого