На главную
 
Белый человек
 
Очень теплым майским днем одна тысяча 1991-года я с семейством, в числе двухсот евреев и членов их семей, покинувших необъятные просторы развалившегося Союза Советских Социалистических Республик с целью поселения на постоянное место жительство в государстве Израиль, вышли из самолета, и очутилось посреди огромной толпы возбужденных негров. Негры были одеты в белые одежды, многие держали в руках зонтики. Практически все негры были покрыты татуировками со сложным геометрическим орнаментом и о чем-то возбужденно беседовали на негритянском языке. На этом же языке громко плакали маленькие негритянские дети.
Некоторые из репатриантов из Советского Союза питали относительно Израиля самые разнообразные, в том числе и беспочвенные, иллюзии. Другие никаких иллюзий не питали. Среди прибывших были как пламенные, убежденные сионисты, так и люди, всей душой стремившиеся поселиться где-нибудь в Канаде или Австралии, но в силу жизненных обстоя┐тельств вынужденные направить свои стопы на беспокойный и бедный водными ресурсами Ближний Восток. Среди прибывших был даже молодой человек, не имеющий никакого желания покидать родной город с антиалкогольным названием Минеральные Воды, но его потребность скрываться от правосудия была сильнее любви к малой родине. Но ни у кого из прибывших Израиль не ассоциировался с плотной толпой негров с зонтиками в руках. Испуганные новые репатрианты сбились в кучу. Их никто не встречал. Стихийно приступил к работе военный совет. Почти как Филях. Как обычно, на повестке дня встали два малоеврейских вопроса: 'Что делать?' и 'Кто виноват?'.
Один из присутствующих с большой убежденностью в голосе сообщил, что самолет совершил вынужденную посадку в аэропорту города Dar es Salaam (Дар-эс-Салам), столице государства Tanzania (Танзания). Кто-то вспомнил, что государство Танзания образовалось в результате слияния государств Tanganyika (Танганьика) и Zanzibar (Занзибар). Это придало всем уверенности. Быстро выяснилось, что одна из репатрианток в Израиль бегло говорит на английском. Ей хотели поручить поиски израильского посольства, но, одновременно и независимо друг от друга, два незнакомых человека высказали мысль, что европейцы, потерпевшие крушение в Africa (Африке), имеют реальные шансы получить гражданство Republic of South Africa (Южно-Африканской Республики). Решение о принятии южно-африкан┐ского гражданства репатрианты в Израиль восприняли с большим энтузиазмом. В широких массах репатриантов в Израиль в начале девяностых годов Южно-Африканская Республика считалась государством в высшей степени европейским, в своей внутренней политике тонко понимающим предназначение белого человека. Советские евреи смело относили себя к белым человекам и носителям европейской культуры. Неполучение южно-африканского гражданства многие из них считали результатом временной бюрократической неразберихи. В то время был популярен следующий анекдот:
'Объявление в газете: 'Продам дубленку, ондатровую шапку, лыжи. Куплю сапожный крем'.
Ясного понимания того факта, что Южно-Африканская Республика в ско┐ром будущем будет первой европейской страной, где черное большинство придёт к власти, у них не было.
Когда задачи были ясны, и цели, в виде получения южно-африканского гражданства, определены, новые репатрианты в Израиль, организованно построившись кошерной свиньей, довольно легко рассекли толпу негров и прорвались в здание аэропорта. В помещении аэропорта сидели молодые негры и негритянки, почему-то одетые в солдатскую форму, и оформляли документы неграм в белой одежде с зонтиками. После кратковременных, но энергичных поисков, удалось найти белого человека, но и тот был удивительно похож на еврея.
- 'Where there is an embassy of the Republic of South Africa?' (Где находится посольство Южно-Африканской Республики?) - строго спросили его по-английски новые репатрианты.
- 'I do not know' (Не знаю), - ответил похожий на еврея белый человек, после чего перешёл на русский язык и спросил - А вы кто?
Носители европейской культуры поморщились от малоинтеллигентной манеры отвечать вопросом на вопрос, но постепенно им пришлось признаться, в первую очередь самим себе, что они первоначально собирались на свою историческую родину в Израиль, но произошло судьбоносное недоразумение...
- Как, вы разве эфиопы? - прервал их еврееобразный белый человек.
- Да ты чего, вообще, за базар не отвечаешь? - не сдержался молодой человек из Минеральных Вод.
- Не рви голос, петушок, - ответил на совершенно конкретном русском язы┐ке еврейский, похожий на белого, человек, - здесь тебе Израиль, здесь кто по фене много ботает, тот к хозяину после третьей фразы идёт.
- Если это Израиль, то откуда столько негров? - не теряя надежды на Южно-Африканскую Республику, спросила говорившая по-английски новая репатриантка в Израиль.
- О, вы присутствуете при историческом событии. Это операция уже вошла в историю как 'מבצה שלומה' (операция Соломон). В Эфиопии сейчас война, и пока одни берут эфиопскую столицу Адис-Абебу, другие ее защищают, Coxнуту удалось вывезти восемнадцать тысяч человек в течение тридцати шести часов. Всей операцией руководил лично я, - закончил свое повествование крайне похожий на еврея белый человек, - но в суматохе я совсем забыл, что сегодня прилетает и самолет с репатриантами из Советского Союза. Но сейчас всё будет исправлено.
Он куда-то позвонил, и через десять минут прибежали белокожие израильские солдатки, которых звали Маша и Ксения, и приступили к оформлению документов у несостоявшихся южно-африканцев. Двести советских евреев и членов их семей испытали глубокое разочарование, но вместе с тем, почему-то, сильное облегчение.
А у меня бабушку звали Лея, - неожиданно призналась бегло говорящая по-английски, - она это всю жизнь скрывала и всегда представлялась как Лена.
Родишь дочку, назовешь её Лея, - с угрозой в голосе потребовал молодой человек из Минеральных Вод.



 
Со времён людоедства нравы очень огрубели... 
Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой... 
Психически больная совесть... 
И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого